Тема: Эллоуин 2020. Сценарий №1 - киносъёмка

 1. Автор: Нёма Пенёнз от 23.02.2020 12:41:35

                                        

                 Бард-капустник Эллоуин-2020.  «Фильм, фильм, фильм».

                                          Сценарий №1 – киносъёмка.

 

                                                   Первое отделение

 

Начало. Пока публика занимает свои места, на сцене, у левой кулисы, музыкальный квартет наигрывает нечто лирическое и кинематографическое.  Один из видеооператоров перемещается по залу, снимая общие планы и выхватывая крупно портреты отдельных зрителей. Второй оператор поднимается на сцену и снимает музыкантов. Возможно, слышны их переговоры с режиссёром по громкой связи – речь, насыщенная киношной технической терминологией. Гаснет свет в зале, операторы занимают свои места в партере.

На сцену выходит сценарист. На нём махровый халат поверх майки, пижамные штаны, мягкие меховые тапочки. В руках толстая папка — сценарий.

 

Сценарист

Кино — это праздник, это чудо.  

Оно возникает ниоткуда.  

Кино — это мир волшебных сказок,  

Фонтан кульминаций и развязок.  

   

Кино — божество и вдохновенье.  

Волшебно здесь каждое мгновенье.                            

Здесь всякий талант летит, как птица. 

Здесь замысел может воплотиться. 

  

Сколь сладко пахать на этой ниве, 

В сплошном созидательном порыве. 

В команде лихой и разномастной, 

Но в целом — единой и согласной.            

  

Быть винтиком творческого цеха, 

Всем цехом в конце достичь успеха. 

Делясь креативом с коллективом, 

На мир глядя кинообъективом... 

   

Так думает зритель недозрелый. 

И что ты со зрителем ни делай — 

Он верит, что мир кино прекрасен, 

Наслушавшись сказочек и басен.  

  

Сейчас расскажу я про кино вам.  

Поймёте, взглянув в аспекте новом,  

Что съёмок священная корова 

Весьма неприглядна и сурова. 

  

 Вот как говорил Хичкок, к примеру, 

Про смысл и основу киносферы: 

Поймёт пролетарий и аграрий — 

Во-первых, важней всего сценарий.  

Второе — опять-таки сценарий.  

И в-третьих — конечно же сценарий.   

  

На деле, друзья, в слова Хичкока 

Не верят киношники нискока. 

Хоть двести он раз скажи, хоть триста — 

Никто тут не ценит сценариста. 

 

Сценарий не пишут как угодно, 

Здесь слово ни грамма не свободно. 

Я, мастер изящного сюжета — 

Слуга техзаданий и бюджета. 

  

Но всё ж я творец, художник слова. 

Я душу вложил в сценарий новый. 

Корпел от пролога к эпилогу 

И со́здал шедевр, каких немного! 

 

И сам же отдам свою работу 

В холодные руки идиоту, 

Поскольку пора моё творенье 

Нести режиссёру на съеденье. 

  

Мне жаль, но, увы, помочь тут нечем — 

Сценарий мой будет изувечен, 

Хотя и на совесть он сработан... 

Да где ж режиссёр? А, вот идёт он. 

                   (появляется режиссёр  и кричит в телефон, бегая по сцене.

          Сценарист безуспешно пытается попасться режиссёру на глаза, но всё время

                оказывается у него за спиной. Музыканты наигрывают нечто энергичное).

Режиссёр:                                                             

Я очень занят, страшно перегружен, 

У нас аврал, дурдом, дедлайн, цейтнот! 

Без перерыва на обед и ужин 

Снимаем без купюр. И без банкнот.                

  

Ещё вчера я вами был отринут, 

Был всеми брошен, всюду виноват, 

А лишь вошёл я в съёмочный период — 

И все звонят — я просто нарасхват. 

  

Я скоро от усталости скопычусь — 

Меня к себе все студии зовут. 

Я не приеду в “Парабеллум пинчерс”, 

Осточертел мне этот Голливуд. 

  

Я начал грандиозную картину... 

При чём тут Канны? У меня Ашдод. 

Нет, не могу. Зовите Тарантино. 

Он справится, хоть он уже не тот... 

   

Пора снимать нетленку, гвоздь программы, 

Блокбастер, бомбу завтрашнего дня. 

А вашу производственную драму 

Пусть Спилберг вам снимает, без меня.     (прячет телефон. Замечает сценариста)

 

Режиссёр:    (сценаристу):  

Готов уже сценарий? Что ж, прекрасно.     (отбирает папку, листает)

По толщине он схож со словарем... 

Текст очень длинный, много лишних фраз, но  

В процессе мы две трети уберем. 

  

Уйди с площадки, у меня работа! 

Но будь всё время рядом, под рукой... 

Пора встряхнуть застывшее болото. 

И поразить шедевром род людской. 

                          (музыкальное вступление к “Легко на сердце”, режиссёр поёт)

1. 

Сценарий наш принят был худсоветом.   

Всё согласовано, утверждено. 

Они ещё пожалеют об этом, 

Когда мы снимем великое кино. 

                               (из-за кулис начинает появляться хор — все участники) 

Наш путь открыт и порыв наш неистов. 

План на грядущее вкратце таков: 

Мы круче всех кинема-тографистов 

И станем классикой будущих веков. 

                (хор)        Синема, синема, синема — 
                                Любим мы тебя весьма. 

Режиссёр: (в рупор) — И еще раз!

Хор:                          Синема, синема, синема — 

                                  Ждут нас бури и шторма. 

2.  Режиссёр:

Всем приготовиться в съёмочной группе!

Эй, декоратор, создай антураж. 

Вперёд, артисты с гримёрами вкупе. 

Пусть будет красочным каждый персонаж. 

 

Мы покорим Голливуд — и хана им! 

Мир очень скоро увидит нас там. 

Ну ладно, хватит болтать! Начинаем! 

А ну-ка все — по рабочим по местам! 

                                    (хор)   Синема, синема, синема —

                                               Ставить некуда клейма. 

Режиссёр: — И еще раз!

Хор:                                           Синема, синема, синема — 

                                                   Горе здесь не от ума. 

Режиссёр: — Всё, хватит!

Хор:                                             Синема, синема, синема — 
                                                     Ералаш и кутерьма. 

Режиссёр: — Закончили, за работу! 

Хор:                                            Синема, синема, синема! 

                                                    Всем работать задарма. 

                                                                                        (все умаршировывают за кулисы) 

Режиссёр:

Начнём, пожалуй, с первой сцены.  

С истоков, с классики, с азов.  

Без секса, лексики обсценной, 

Стрельбы и визга тормозов. 

                     (музыканты наигрывают нечто подходящее, какой-нибудь вальс XIX века)

Спокойно, благородно, чинно, 

Плюс безупречный внешний вид. 

Герой, к примеру, Аль Пачино 

Или какой-нибудь Бред Пит. 

 

Век девятнадцатый, Россия, 

Глубинка, Гоголь, “Ревизор”. 

Мы тут Вайханских пригласили... 

Хлопушка! Камера! Мотор! 

                                                        Сцена №1

                            (Галина и Борис Вайханские — киноклассика)

(Во время исполнения песен один из операторов может подниматься на сцену и снимать исполнителей в разных ракурсах. Заранее  испросив у них позволения).

Режиссёр:

Стоп, снято! Гениально снято! 

Восторг! Бессильны тут слова... 

Вам всем по Оскару, ребята, 

А операторам — по два. 

  

Скажу вам правду прямо в лица: 

Вы просто звери, господа!..      

                                    (Музыкальная тема на выход продюсера — что-то мафиозное)

Продюсер

Да, молодцы... Но не годится. 

Всё не годится никуда. 

 

Режиссёр:

Кто тут пытается нахально 

Дерзить и свой вставлять пятак? 

Сказал я: "Это гениально"! 

И значит это стало так! 

  

Продюсер

Ты режиссёр, но я продюсер. 

Спокойно слушай и не ной. 

А о художественном вкусе 

Полемизируй не со мной. 

  

Кайфуй от ракурсов, от света, 

Копайся в творческой фигне. 

Тебе монтировать всё это... 

Но ПРОДАВАТЬ всё это — мне. 

  

Здесь риск высок, цена большая, 

А пафос я видал в гробу. 

Судьбу героев — Я решаю... 

Да, кстати, и твою судьбу. 

  

Итак, сценарий. Слишком длинно. 

Эй, сценарист, угомонись. 

А во-вторых герой — мужчина! 

Дадут вам Оскар? Да ни в жисть! 

 

Вы не врубаетесь, в натуре? 

Я поражаюсь вам порой. 

При современной конъюнктуре 

В кино отсутствует герой. 

  

Мужчина груб и маскулинен, 

Он только портит генофонд. 

На этой теме переклинен 

Весь голливудский наш бомонд. 

  

Режиссёр:         — Но ведь Хичкок!.. Но Вуди Аллен!.. 

Продюсер:        — Они не значат нихрена. 

                        И Аллен ваш не актуален. 

                        Теперь иные времена. 

  

Мужчина гадок и брутален, 

Снимать его — не комильфо. 

Плевать, что скажут Вуди Аллен, 

Скорцезе, Бергман и Трюффо. 

  

Я вам бюджет уполовиню, 

Чтоб неповадно вдругорядь.                          

Ферштейн? Ищите ГЕРОИНЮ. 

А эту сцену — переснять.             (продюсер уходит)


Режиссёр

Иди, убей себя об стену 

И пей за вредность молоко…

… Перерисуем эту сцену — 

Всё ж на компьютере, легко…

  

И так все на адреналине, 

А тут ещё продюсер!.. злой...

  (кричит в рупор сценаристу)        Впиши в сценарий героиню! 

                                                            Героя вычеркни долой! 

                                        (Сценарист хватается за голову, швыряет на пол сценарий.) 

Ишь, будет всякий остолоп здесь 

Учить меня снимать кино... 

А Дженнифер, к примеру, Лопес 

К нам не приедет всё равно... 

                                         (продюсер возвращается) 

Продюсер

Нет, Дженнифер не предлагаю, 

На риск такой я не пойду. 

Страховка больно дорогая. 

Получше я найду звезду.             (уходит)


Режиссёр:          (вслед ему)

Найдите, дайте тексты роли, 

Пусть живо выучит слова. 

А нам пора работать, что ли... 

Снимаем сцену номер два. 

 

Пока мы ищем героиню — 

Снимаем сцену…  ни о чём. 

Феллини или Пазолини 

Пожалуй, к делу привлечём. 

  

На классиков равненье держим. 

На итальянских мэтров клику. 

Возьмём Леоно, скажем, Серджо. 

Или Витторио де Сика. 

  

Плюс музыка от Нино Рота.                   (музыканты наигрывают нечто итальянское)

Сюжет — сплошная дольче вита.         

На роль взять лучшего кого-то. 

Вот Гуткина, к примеру, Вита.

 

                                                    Сцена №2    (Вит Гуткин — итальянское кино) 

Режиссёр:

Висконти! Франко Дзеффирелли! Антониони! Бертолуччи!.. 

Вы просто душу мне согрели! Бениссимо! И даже лучше! 

Италия! Мне это близко. Я мог бы жить там постоянно, 

Вот только… ио нон каписко, перке нон парло итальяно. 

Продюсер

С утра до вечера спагетти, вино и пармезан натёртый... 

Ты растолстеешь день на третий. И просто лопнешь на четвёртый. 

И станешь ты профнепригодным. Кормить не нужно режиссёра. 

Талант — он должен быть голодным. Снимаем дальше, пер фаворе. 

Режиссёр:                       (листает сценарий) 

Наш драматург вообще-то славный малый, 

Но в следующей сцене — сивый бред. 

Её сейчас я вычеркну, пожалуй... 

Продюсер

И нанесёшь проекту страшный вред. 

  

Ты к этой сцене отнесись с любовью. 

Мне тут звонил один телеканал 

Богатый. Называется "Здоровье". 

Режиссёр:

Дай угадаю. Денег предлагал? 

  

Продюсер

Догадлив ты. Займёмся научпопом. 

Расскажем кинозрителю про ЗОЖ. 

Ну, спирт не пить, питаться лишь укропом... 

Режиссёр:       Ага!.. Джинсой торгуем? 

Продюсер:     Так отож. 

 

Режиссёр:    Так я ж не то!.. Наоборот, я ж это... 

Продюсер:   Ты вычеркнуть хотел статью бюджета. 

                       А ЗОЖ, читай — “Здоровый Образ Жизни” —

                       Нам выгоден. При внешней дешевизне.

 

Режиссёр:       (читает сценарий. Музыканты играют нечто полезное для здоровья)


"По беговой дорожке героиня 

Бежит легко с тарелкой на весу. 

В её меню лишь брокколи да дыня, 

И фреш из путассу́ с  тирамису́. 

  

Её эргономичные кроссовки 

Несут из зала фитнеса в бассейн.                    

А после спа-салона пьёт красотка 

Безалкогольный луковый портвейн. 

                          Потом займётся психогигиеной, 

                          Чтоб стать невыразимо офигенной"…

Режиссёр:

                                   Кошмар. Но я способен к компромиссу.  

(кричит в рупор)      Работаем! Давайте в кадр актрису! 

Продюсер

Нет, героиня к съёмке не готова.

Болеет — подавилась балыком.

Но очень скоро будет с нами снова —

Я ей велел лечиться коньяком.

Режиссёр

А мы её дублёрами заменим. 

Продюсер

Надеюсь, не подавятся пельменем... 

Режиссёр

Уйдите и не делайте мне нервы! 

Судоку! Сцена третья, дубль первый!

 

                                                          Сцена №3

                         (Фаина Судкович и Екатерина Удаль  — научпоп, ЗОЖ) 

Режиссёр

Отлично, снято! Сыграно и спето. 

Я в двух словах всё это подытожу: 

Судоку — молодцы! И им за это 

Спасибо!  А ещё спасибо ЗОЖу. 

Продюсер

Устал я понапрасну распинаться и 

Высказывать вам предостережения: 

Нас с вами обвинят в дискриминации 

По росту, весу и телосложению. 

                                               (режиссёр пытается понять)

Поскольку мировая федерация 

Людей с альтернативною комплекцией 

К дублёршам этим станет придираться и 

Критиковать, явившись к нам с инспекцией. 

                                                  (режиссёр не въезжает)

Сейчас изящность, пластика и грация 

Сродни нетолерантной непристойности. 

Засудит нас легко ассоциация 

Носителей альтернативной стройности. 

                                                  (режиссёр не врубается)

Вели Судокам, чтоб скорей толстели. 

Давай им макароны и тефтели. 

И блинчики с малиновым сиропом... 

Режиссёр

Я быстро их раздую фотошопом. 

 

В четвёртой нашей сцене — детектив. 

Для самых умных. Без альтернатив. 

Читаем, напрягая полушария, 

Что пишет автор этого сценария: 

                                                   (музыканты наигрывают нечто детективное)

“Находят труп на улице Ашдода. 

Июль, хамсин, хорошая погода. 

И крупным планом посреди экрана 

Зияет в голове у трупа рана. 

  

Покойник был убит сосулькой с крыши. 

И героиня,  умысел  раскрывши, 

Немедля входит в образ детективши, 

Покойника с собою прихвативши...” 

 

Прекрасно! Не могу сдержать восторга!  

Ашдод готов.  А труп возьмём из морга. 

Актрисе в зубы трубку, в руки лу́пу. 

И дырку в голове пробейте трупу.  

 

Зовите героиню на площадку! 

На грим у вас есть ровно полминуты. 

Продюсер

Она за нарушение порядка 

Задержана полицией Калькутты. 

                (читает в телефоне)

Тут пишут, мол, каталась на корове. 

И, говорят, нетрезвы были обе. 

Затем, похитив урожай моркови, 

Пошли через Тибет в пустыню Гоби. 

  

Но я уже послал к ней адвоката. 

Её он точно вытащит... когда-то. 

Режиссёр

Ну вот опять, опять у нас замена! 

Да что ж она влипает постоянно?! 

Что ж, дамы нет — давайте джентльмена. 

Зовите дедуктивного Даяна. 

                 Пускай он встанет перед объективом 

                 И нам поможет с этим детективом.

 

                                                           Сцена №4

                                           (Александр Даян — детектив) 

Режиссёр

Всё снято. Гениально. Высший сорт. 

Я этой сценой, прямо скажем, горд. 

Все молодцы. Спасибо, господа! 

Продюсер

Всё это не годится никуда. 

Режиссёр

Опять? И почему на этот раз? 

Продюсер

Ты не учёл настрой народных масс. 

 

В разрезе современного кино 

Такого быть ни разу не должно. 

Преступник должен добрым быть и милым. 

Неважно, что чуть-чуть людей убил он. 

 

А коп — хитер и злобен. Или даже 

Пусть мстителен он будет и продажен. 

Короче, всё немедленно почистить — 

Тут вам не Конан Дойл с Агатой Кристи. 

Режиссёр

Да ладно, всё исправлю, но уже 

Когда отснимем всё. При монтаже. 

А сценарист пусть пишет покороче — 

Поменьше слов, побольше многоточий... 

                                (сценарист выходит, рвёт бумажки и топчет их ногами. Уходит)  

Ну а теперь мы переходим к мощной сцене, 

Где приоткроем душу нашей героини. 

                                                             (музыканты наигрывают нечто шизофреническое).

Вначале крупный план в морской солёной пене, 

Затем расфокус, длинный кадр в дымке синей. 

        (Один из операторов поднимается на сцену и снимает режиссёра то общим, то самым крупным планом, в разных ракурсах – сверху, снизу и перевёрнутой камерой. Впоследствии, при монтаже, эти кадры могут быть снабжены фантасмагорическими видеоэффектами).

Внезапно — мусорная свалка — панорама, 

И в контражуре — шпиль готического храма. 

Затем, пожалуй, будет съёмка с верхней точки, 

Она — на клумбе, а вокруг неё цветочки. 

  

Широкий угол, но в районе биссектрисы 

Наезд на полные тоски глаза актрисы. 

И разворот вслед уходящему трамваю...

Продюсер

Ну всё. Я эту ахинею отменяю.   (оператор, вздыхая, возвращается в зал)

 

Таким манером мы слона не продадим, но 

Настал черёд убойной сцены комедийной. 

Уснул наш зритель в сцене ЗОЖ, в цветной капусте. 

Пора будить, пора спасать его от грусти. 

  

Алё, Шекспир, проснись, впиши смешную сцену! 

За пять секунд слабо́? Плачу́ двойную цену. 

      (сценарист выбегает, замахивается на отвернувшегося продюсера пачкой листов,

                                    продюсер поворачивается, сценарист отдаёт листок продюсеру) 

Успел, спасибо,  молодец. Ты не уволен.                       (даёт лист режиссёру) 

Займись-ка делом, наконец. И будь доволен. 

                                                         (музыканты наигрывают нечто комедийное)

Режиссёр:   (читает):

"Героиня по ошибке не "Шанелью" 

Надушилася, а водкою "Кристалл". 

И её любимый преданный ротвейлер 

Узнавать свою хозяйку перестал. 

  

Убегая от рассерженной собачки 

И поставив новый мировой рекорд, 

Вдруг скользит она на выплюнутой жвачке 

И влетает кувырком в огромный торт... “

 

Тишина! Мы начинаем киносъёмку! 

Продюсер

Каскадёрам подстелите там соломку... 

Режиссёр:  (в ярости)

Режиссёр!  ни разу!  в кадре!  не видал своей актрисы! 

Доннер-веттер, пута мадре! Это — глупые капризы?.. 

Живо! Чтоб летели искры! Шевелитесь, ёлкин корень!..      (берёт себя в руки)

Да, процесс у нас не быстрый. И не может быть ускорен. 

Продюсер:  

Героиня наша — глыба, супер-спец, универсал... 

Но её на съёмках клипа слон сердитый покусал. 

Только в обморок не брякнись. Не впадай в глубокий транс. 

Ей поставили диагноз — когнитивный диссонанс. 

Режиссёр

И это был не мой прокол. Но я догадываюсь, чей... 

Продюсер

Спокойно, я уже нашёл двух несравненных трюкачей. 

Двух обаятельных и милых раздолбаев. 

Режиссёр

А я их знаю? 

Продюсер

Кимельфельд и Бикчентаев. 

 

                                                      Сцена №5

                   (Дмитрий Кимельфельд и Дмитрий Бикчентаев — комедия) 

Режиссёр

Кимельфельд и Бикчентаев пели, не жалея сил.  

Добрый зритель, весь растаяв, плакал и ещё просил. 

                         Стоп, снято, гениально, высший класс! 

                         Вы несравненны! Как люблю я вас! 

Мне снова вами хочется гордиться!.. 

Продюсер

И снова всё ни к чёрту не годится. 

Режиссёр

Да, чёрт возьми, теперь-то в чём причина? 

Продюсер

Тут в кадре у тебя аж два мужчины. 

Гитаросексуальных, умных, белых, 

Не наркоманов и телесно целых. 

 

Такое в наше время не прокатит. 

Вот были б они нищи и убоги.... 

Режиссёр

Ну ладно, я им поломаю ноги, 

Покрашу ваксой и ограблю. Хватит? 

Продюсер:  

Неплохо для начала. Но потом. 

Нас время поджимает. Деньги тоже. 

Что в эпизоде следующем, шестом? 

Надеюсь, никого не бьют по роже? 

Режиссёр

Еще как бьют. Ведь это же кино! (кричит в рупор):

Готовьте, пиротехники, снаряды! 

                                          (музыканты наигрывают нечто воинственное)

Батальное снимаем полотно. 

Так, героиню в кадр. С эскадрой рядом. 

  

Авианосца с дирижаблем бой. 

Сто восемь танков на переднем плане! 

Продюсер

Какой авианосец, бог с тобой!

У нас бюджет и так уже на грани. 

  

Нам сцену надо, чтобы за гроши. 

Где армию найду тебе, транжире?  

Эй, сценарист! Всё вмиг перепиши. 

Да покороче. Строчки на четыре. 

               (Выбегает разъярённый сценарист. Потрясает кулаками. Не находит подходящих слов. Разрывает на себе майку. Швыряет в лицо продюсеру листок. Убегает, сжав зубы и кулаки, бормоча невнятное. Продюсер невозмутимо подбирает листок и читает вслух.

                                                                            Музыканты наигрывают нечто цыганское)

Прекрасно. “Вместо моря — степь до края. 

Взамен танкистов — табор и цыгане. 

По центру мы поставим Будулая. 

А героиня с бубном на поляне. 

  

Стащила в цирке медвежаток пару,  

Взрастила, воспитав в цыганском стиле. 

Те выросли и свистнули гитару, 

Удрав на героининой кобыле. 

  

Им героиня в гневе нагадала 

Казенный дом и камеру без веба.   

А Будулай, не выдержав скандала, 

Даёт ей в бубен и уходит в небо.  

  

Рыдают скрипки и танцует табор, 

Цыганам злой медведь готовит месть...”

Режиссёр:  

По-моему, закручено неслабо. 

Кадр — дубль первый сцены номер шесть. 

                                          Массовку наберём из местного рок-клуба. 

         (кричит в рупор)    Актрису оголить и уложить в альков! 

Продюсер

Увы, никак нельзя. Она упала с дуба. 

Открытый перелом.  Обоих каблуков. 

Режиссёр

                  Артисты... Все они... бессовестный народ... 

Продюсер

                   Славинской позвони. Она за всех споёт.

Режиссёр: (уходя, поёт в телефон)

                                 — Славинская! Славинская! Славинская-Славинская-Славинская!

 

                                                          Сцена №6

                           (Виктория Славинская — цыганский сериал) 

Режиссёр:  

Славинская, браво. Вы клад! Вы алмаз! 

Так. Сцена седьмая. Ну, что там у нас?     (листает сценарий) 

Алё, сценарист! Это что за размах?! 

У нас лишних шекелей нет в закромах. 

                              (сценарист выходит  с верёвкой в руках. Вяжет петлю, уходит) 

Продюсер сошлёт тебя в дурку — 

Вот тут и кранты драматургу...           (выходит продюсер) 

                  (продюсеру)                            (музыканты наигрывают нечто вернисажное)

Здесь наша звезда посещает буфет. 

На фоне эклеров, безе и конфет,

Пьёт кофе с печеньем и даже 

Тусуется на вернисаже, 

  

Где праздный народ раскупает холсты 

И красочный хлам неземной красоты... 

Но я ж понимаю — на это 

У нас не хватает бюджета... 

Продюсер

И выставка есть, и людей полон зал. 

Я там операторам всё указал.                              

Тут сотни четыре массовки — 

Работаем без подготовки. 

Режиссёр:    (кричит в рупор)

                            Найти героиню! Открыть вернисаж!

  (продюсеру)     Пусть купит себе камуфляжный корсаж                         

                            И вышитый бисером лифчик…

                            А ты объявляй перерывчик.

  

Продюсер:          (публике) 

Художники ждут вас. Пусть их имена 

Узнает весь город. А также страна, 

Планета и даже галактика. 

  

                Увидимся после антрактика.

 

          =======================  АНТРАКТ  ======================== 

Перерыв для всех, но не для операторов. Они работают — идут в фойе, где художники, ювелиры и прочие мастера уже разложили на столах свои шедевры и ждут публику. Снимают и мастеров, и зрителей, и друг друга.

 

                                                          Второе отделение

               (Музыканты наигрывают киномузыку, выходят режиссёр с продюсером)

 

Продюсер

Всё гениально — грим и декорации.

Актеры — вся массовка — просто ах! 

Надеюсь, постарались папарацци и 

Прославят сцену ярмарки в веках. 

  

Теперь работать продолжаем, ну же!  

Пока кураж с запалом не пропал. 

За иностранный фильм нам Оскар нужен. 

Начнём снимать индийский сериал.

                                 (музыканты наигрывают нечто индийское)

Режиссёр:         (читает сценарий)

“Страдает героиня в одиночестве 

В уютном, скромном золотом дворце. 

Она поёт, а сурдопереводчица 

Танцует со слезами на лице. 

 

О бренности, о жизни быстротечной, 

О тяжести Сансары колеса, 

И о нехватке времени извечной — 

Поёт, а также пляшет три часа. 

   

Она ручного тигра гладит ласково 

В банановом саду у стен дворца. 

И видит вдруг пропавшего сиамского 

Двоюродного брата-близнеца. 

  

Объятья, крупный план. И в этой паузе 

Изящный, обаятельный злодей 

В них разряжает золочёный маузер 

На фоне лилий, роз и орхидей. 

  

Но умирает сам и долго корчится 

Под крики попугаев и макак. 

И это хэппиендом всё закончится. 

А может, не закончится никак”.

 
Режиссёр:

Крутая сцена. Как эффектней снять её-то?.. 

Всё, я придумал. Съёмка будет с самолёта. 

И операторов посадим на крыле мы... 

Продюсер

Да только вот с кинозвездой у нас проблемы. 

  

Актриса наша влипла плотно и конкретно — 

Упала в кратер и сидит в вулкане Этна. 

Но скоро нам её вернут. Уже спасатели 

Весь этот долбаный вулкан перелопатили. 

Режиссёр

И значит, нам необходим опять дублёр. 

Да не какой-нибудь дешёвый гастролёр,

А настоящий супер-мастер. Мэтр. Гу́ру. 

Вы подыщите подходящую фигуру. 

Продюсер

Готово всё. Уже подумал я про это. 

За Болливуд нам отпоёт Елизавета. 

                    (музыкантам) 

Ситары к бою! И тюрбаны накрутите. 

В припеве хором подпевайте на иври...  э...  на санскрите.

 

                                                             Сцена №7

                                      (Лиза Штрамбранд — индийское кино) 

Продюсер

Гениальная певица! Лизавета — мой герой! 

Режиссёр

Эта сцена не годится. Переснимем. Дубль второй. 

Продюсер

Но ведь было всё красиво — ананас, банан, кокос... 

Режиссёр

Мы не поднимали живо...тре...петающий вопрос. 

Продюсер

Так всё мило — танцы, пенье и макаки у дворца... 

Режиссёр

О глобальном потепленье не сказали ни словца. 

 

Можно снять высоким стилем актуальный репортаж. 

Потепленье б осудили — сразу Оскар был бы наш. 

Продюсер

Ну... Добавь про это дело. 

Мол, ужасно потеплело. 

И чтоб в новом сериале 

Все заводы закрывали. 

 

Режиссёр:    (читает сценарий,    музыканты наигрывают нечто ближневосточное)

Так. В дальнейшем этюде  сквозь жару и песок 

Героиня прибудет на Домашний Восток.  

Там отряд асассинов заряжает ружьё. 

И с толпой хунвейбинов,  
         Погоняя пингвинов, 

                Под напевы раввинов  

                                  Догоняет её.            (продюсер крутит головой) 

        Что,  сюжет неудачен? Что не нравится в нём? 

Продюсер

Абсолютно иначе мы его повернём. 

Хунвейбинов и прочих убери, не греши. 

Сценарист! Покороче всё тут перепиши. 

                (За кулисами раздается выстрел и что-то падает.

                       Выходит помощник режиссёра с пачкой листов) 

Помощник

Простите, застрелился сценарист....    (Реж. и продюс. в ужасе) 

Но текст успел исправить. 

Режиссёр и Продюсер:  

                                                Слава богу! 

Режиссёр:

Вот паразит. Забрызгал кровью лист... 

Ну что же, продолжаем понемногу. 

                                  (музыканты наигрывают что-то в стиле “кантри”)

Режиссёр

Вот скачет девушка верхом, летит протагонистка 

На сивом мерине лихом ни далеко, ни близко. 

Ни на восток и ни на юг — спешит на Дикий Запад. 

А там её — внезапно, вдруг! — уже готовы сцапать 

Дикие индейцы и рабовладельцы, 

Красноармейцы и эпикурейцы...

Продюсер

Вот запад — это хорошо. Такой сюжет подходит мне. 

Пускай там скачет нагишом. На неосёдланном коне. 

Добавьте лишь ковбоев, гобоев и плейбоев. 

Обоев, помоев и всяких мордобоев. 

  

А у меня беда опять. Да!  У меня опять беда! 

Актрису я бегу спасать. На заседание суда. 

Поскольку Джекки Чан, свинья, вчинил ей иск за плагиат. 

Страдать в итоге должен я, хотя ни в чём не виноват.        (уходит) 

Режиссёр

Акуна матата! Снимаем без диктата! 

  

Хорошо, что подготовился я за́годя — 

Есть дублёр для съёмки сцен на Диком Западе. 

Без начальства-то — совсем другое дело. 

Пусть поможет нам Марина Ариэла.

 

                                                              Сцена №8

                                     (Ариэла Марина Меламед — вестерн) 

Режиссёр

Talento grandioso! Марина молодец! 

Мы можем без психоза работать наконец. 

Всех забодал продюсер, как бешеный бизон. 

О стиле и о вкусе с ним спорить не резон. 

  

Придерживаясь тренда, он тупо прёт в мейнстрим. 

Экзеги монумента мы с ним не сотворим. 

И раз уж выпал случай, пора ловить момент. 

Сниму-ка я могучий артхаусный фрагмент. 

                                                          (музыканты наигрывают что-то абстрактное)

Буквально на коленке создам, что захочу. 

Слеплю свою нетленку — мне это по плечу. 

Шедеврик сотворим мы оскароносный мой. 

А вместо нашей примы возьмём Бурхи-Бершмой. 

  

Сперва сниму Наташу (люблю снимать наташ), 

А после перекрашу под приму — и в монтаж. 

А с этим... поскандалю я... а может, стукну в глаз... 

Приди, приди, Наталия, настал наш звёздный час.

 

                                                              Сцена  №9

                                      (Наталья Бурхи-Бершмой — артхаус) 

Режиссёр

Снято! Супер! Это — что-то... Грандиозно! Обалденно! 

Продюсер (вернулся)

    — Как дела?

Режиссёр:

                          — Идёт работа. Сняли сцену у мартена. 

Сцена в стиле постмодерна. И соц-арт, как вы просили. 

Гениальная, наверно. Беспримерная по силе. 

Продюсер

Дальше что? Куда мы едем? Велики ли там затраты?     (слушает телефон) 

Режиссёр

Похищают нашу леди некультурные пираты. 

Мы могли бы на Тортугу... На Гаити... На Карибы... 

Продюсер

Ныне с денежками туго. Не шумите. Не могли бы. 

  

Только что довольно грубо предложили хамским тоном 

И Ямайку и Арубу заменить нам павильоном. 

На макете галеона всё мы снимем очень ловко. 

Хватит с вас и павильона. Где сюжет и раскадровка?

                   (музыканты играют что-то флибустьерское)

Режиссёр(читает сценарий):


“Флинт, карибский адмирал, флибустьер и вольный фраер, 

Шёл к Ямайке мимо Северных Курил. 

Он отснятый матерьял спёр у Метро Голдвин Майер. 

И пиратский диск под пальмой зарыл. 

  

С героинею вступив в связь пеньковою верёвкой, 

Он из ревности взорвал свой экипаж. 

А она, услышав взрыв, — прыг за борт. И очень ловко 

Тут же сделала себе абордаж. 

  

В настроении плохом, злой от пушечного грома, 

С целым миром он сражался до конца. 

Но пропевши "йо-хо-хо", перебрал однажды рома 

И свалился на сундук мертвеца.” 

 

Продюсер

В целом, опус очень мил.  

Сценарист, добавь-ка в действе  

О пиратском трудном детстве. 

Чтобы зритель слёзы лил. 

  

Социальный нам протест. 

Шанс на Оскара упрочит. 

И короче. Всё короче. 

Но чтоб был блестящий текст.  

                                                     (сценарист выносит лист. Голова забинтована)     

Режиссёр

Снимаем! С мачты, с суши и с воды! 

Оркестр! Пусть звучит пиратский блюз!     (флибустьерская музыка приобретает блюзовое звучание)

Продюсер

Опять проблема. У кинозвезды 

Открылась аллергия на медуз. 

Режиссёр

И что теперь прикажешь делать с нею?.. 

Что ж... Александра я сниму,  Щербину. 

Но верхнюю отрежу половину. 

А после героинину  приклею.

 

                                                           Сцена №10

                                    (Александр Щербина — пиратская сага) 

Режиссёр

Операторы, всё снято? Молодцы, я вами горд. 

А художника, ребята, застрелите — и за борт. 

И бухгалтера скорее. И финансовый отдел.    (выходит продюсер)

А продюсера — на рее... то есть, я сказать хотел, 

  

За работу за такую — всем спасибо very much. 

А актрису пририсую я на фоне этих… мачт. 

Что ж, теперь у нас Египет. Фараон Рамзес Второй... 

Продюсер

Жемчуга горстями сыпет над алмазною горой. 

  

Брось Египет. До него нам     дела нет. Напрасный труд. 

Нужно бросить кость зелёным, а не то ведь нас сожрут. 

Сделай сцену про зверушек. Поживей и посвежей... 

Режиссёр:  

Ритуалы у лягушек?.. Игры брачные ежей?.. 

Продюсер  (кивает)

Но болеет героиня — вот и пьёт ямайский ром. 

По одной простой причине — зверофобии синдром. 

На неё давно когда-то   наплевал один верблюд. 

А пока она поддата — ей до фени, пусть плюют. 

Режиссёр

Так звоните тем, которым жить не страшно со зверьём. 

Продюсер:  Педагогам? 

Режиссёр:                     Каскадёрам. 

Продюсер(кивает)                         Говорят — придём, споём. 

        (сценарист вынимает листок из рукава, отдаёт продюсеру, тот — режиссёру) 

Сценарист нам, между прочим, набросал уже сюжет — 

Ровно шесть коротких строчек записал на свой манжет:

                             (музыканты играют что-то вмиреживотное)

Режиссёр(читает)

Некто вундеркинд-девица, золотая голова, 

Едет, чтоб за правду биться и сражаться за права 

  

Бедных экваториальных вымирающих зверей — 

Сумчатых, бисексуальных, пожилых нетопырей. 

Будет фабрикантов многих разорять она, пока 

Не усыновит в итоге молодого паука.

Продюсер

Нам теперь любой эколог живо Оскара отдаст. 

Текст и ярок и недолог. Есть в нём сила и контраст.         (режиссёр сомневается) 

Кто там усомнился в силе    этой темы про зверей? 

Режиссёр

Вы Анжелу пригласили? Пусть поёт уже скорей.

 

                                                       Сцена №11-а

                             (Анжела Штейнгарт -1 — фильм о животных) 

Режиссёр:  

Снято. Стоп. Анжела — браво! Выдать всем зверям попкорна! 

Продюсер

Что торопитесь вы, право. Надо дубль бы снять повторный.  

Только плёнки синей нету. Розовая отсырела. 

Режиссёр:  

Ладно, нынче не до цвету. Снимем сцену чёрно-белой. 

Продюсер:  

Звука тоже нет на складе. Звук не нужен, в самом деле. 

И животных, бога ради, в цирк верните — надоели. 

Режиссёр:  

Приготовились, тапёры, каскадёры и суфлёры. 

Мы снимаем фильм немой. Сцена двадцать, дубль восьмой.

 

                                                       Сцена №11-б

                                     (Анжела Штейнгарт -2 — немое кино) 

Режиссёр:                       

Актер с таким талантом и умом 

Звучит прекрасно и в кино немом. 

 

Продюсер

Ну что там, работа окончена? Всех измотала она. 

Режиссёр

Отвечу, пожалуй, уклончиво: съёмка завершена. 

Пойдёмте отснятый смотреть материал — полработы я вам покажу. 

И, пока ещё разум не совсем потерял, приступлю поскорей к монтажу. 

                       (Продюсер и режиссёр  уходят.        Выходит сценарист)

 

                                                        Сцена №12

                              (Михаил Фельдман —  песня сценариста)

 

                          (Выходят из-за кулис продюсер и режиссёр, оба с телефонами) 

Режиссёр:     (говорит в телефон) 

Что ж, убедитесь, киноакадемики, 

Я лучший, мне нет равных в монтаже. 

Фильм снят и, после прений и полемики,     (даёт пинка продюсеру) 

Его я домонтировал уже. 

                    Отправил вам. Теперь, надеюсь, скоро 

                    Дождусь ответа. То есть приговора. 

 

Продюсер:             (говорит в свой телефон)    

Всё. Меня кинокартина      разорит. Оставит голым.

Я ведро валокордина заедаю валидолом. 

Сколько я изведал горя...      полной ложкой, в полной мере... 

Кто приехать должен вскоре? Я ушам своим не верю... 

 

Уже?! Сейчас? Конечно, мы готовы. 

Мы ждём. Оркестр, шампанское, цветы!   

Напрасно сомневались пустословы.        (даёт пинка режиссёру) 

Явился гений чистой красоты! 

 

Продюсер (всем)

Проездом через Камчатку прибыла к нам сюда 

На съёмочную площадку наша кинозвезда! 

Она слегка запылилась, но вовсе не потускнела. 

Явитесь, сделайте милость! 

        Встречайте — мадам Бринэлла!       (музыканты играют нечто фанфарное)

Бринэлла

— Я не опоздала? Успела? Я рада видеть вас всех! 

Продюсер

— Успели, мадам Бринэлла. Мы выпьем за ваш успех. 

Вы так хороши на экране! Плезир, гламур и шарман! 

Оскар у вас в кармане. Шире держите карман. 

  

Да, кстати, вам телеграмма. Скорей прочтите вот это —

Её доставили прямо из оскаровского комитета. 

                                           (вытаскивает из телефона бумажную ленту)

Режиссёр(отбирает и вслух читает):  

Академики в состоянии трезвом     не нашли, к чему бы придраться им. 

Поэтому присудили приз вам           по всем возможным номинациям: 

  

Оскар за знание светских манер, 

Оскар за выучку и экстерьер. 

                 За лучший груминг и лучший окрас, 

                 За цвет ногтей и за форму глаз. 

За лучший кейтеринг и лучший табльдот, 

За свежий взгляд и свежий анекдот. 

                    А поскольку конкурентов у вас ровно ноль, 

                    Получите Оскар за главную роль!

 

    (Помощник режиссёра выносит гигантского Оскара, вручает героине. Фанфары) 

Продюсер

К триумфу всё готово. Нам только не хватало 

Болвана вот такого из жёлтого металла. 

Мы просим, чтоб Бринэлла, поскольку всё готово, 

Для публики пропела напутственное слово.

 

                                                       финальная песня

  (Исполняется на мотив песни из мультика про бременских музыкантов — "Ничего на свете лучше нету".

Только вначале поётся печально, в миноре, но потом быстро исправляется и звучит бодро.

Поёт Бринэлла, хор подпевает рефрены. Оператор ходит с камерой по сцене,

  заглядывает объективом прямо в глаза поющим. Жаль, нет у нас камеры на дроне).

                      (минор) 

Жизнь порой жестока и сурова.  

И достойна лишь плохого слова.  

Так печально в мире жить хреновом.  

И поможет только лишь кино вам.

                         (хор)  —  И поможет только лишь кино вам!

                  (мажор)

Ничего на свете лучше нету,  

Чем поставить видеокассету  

И без злобы, боли и обмана  

Жить, не отрываясь от экрана.

                         (хор) — Жить, не отрываясь от экрана.

                                                                     ля-ля-ля-ля-ля-ля- ...  кино, кино, кино! 

От проблем в быту и на работе 

Можно улететь на звездолёте. 

Если вас реальность бьёт по нервам, 

Поживите в веке тридцать первом. 

                        (хор) —  Терминатор-2 — живой пример вам.

Если ночью спится очень сладко, 

Это признак полного упадка. 

Излечиться сможет лежебока 

Старым добрым триллером Хичкока. 

 (хор)  — Всё там страшно, мрачно и жестоко.

                                                                      ля-ля-ля-ля-ля-ля- ...  кино, кино, кино! 

Если нет у вас любимой тёти, 

Если вы духовно не растёте, 

Если неуютно вам в реале — 

Растворитесь в длинном сериале.

 (хор)  — Отмывайтесь в мыльном сериале. 

Если ты устал и опечален, 

То тебе поможет Чарли Чаплин. 

Если жизнь приелась молодая, 

Посмотри комедию Гайдая.  

                         (хор)  — Хватит жить тоскуя и страдая! 

                                                             ля-ля-ля-ля-ля-ля- ...  кино, кино, кино! 

Только многодетные родители 

С некоторых пор не кинозрители.  

Были слишком вы любвеобильны — 

И обречены смотреть мультфильмы.  

(хор) — Даже те, что полностью дебильны.

Мир лишь потому ещё не замер, 

Что жужжат моторы кинокамер, 

И под песню камерных моторов 

Крутит шар земной кинематограф.

                                               (хор) — Крутит шар земной кинематограф.

               ля-ля-ля-ля-ля-ля- ... (длинное ля-ля-ля)  — кино, кино, кино!

                                                   ~~~~~~~~