Тема: Сверхзадача (шпионско-сексуальный рассказ)

 1. Автор: natashap от 16.05.2013 4:32:03

                                                                                                   Лев Вайсфельд, Наталья Резник

                                                СВЕРХЗАДАЧА                    

В Москве при попытке вербовки сотрудника спецслужб задержан кадровый сотрудник ЦРУ. Об этом ИТАР-ТАСС сообщили в Центре общественных связей /ЦОС/ ФСБ России.

МОСКВА, 14 мая 2013 г. /ИТАР-ТАСС/

«Лучшее изобретение человечества – это авоська»

Георгий Вицин

Итак, он увидел ее в автобусе, и его к ней сразу что-то подтолкнуло. Этим чем-то оказалось колено стоящей рядом женщины с авоськой в момент внезапной остановки автобуса. Поскольку он всегда считал, что краткость – сестра таланта, то не стал углубляться в детали, а спросил коротко, ясно и по существу:

-   На следующей выходите?

- На следующей все выходят, - густым грудным голосом откликнулась приятного заднего вида ухоженная шатенка. Затем она медленно повернула миловидную головку и внимательно, можно сказать, пристально смерила всё доступное её взгляду заурядное телосложение толкнувшего её пассажира. -  И не мешает извиниться, молодой человек.

-    Извиняюсь, - сказал он, - а не пойти ли нам к вам или ко мне?

Он все еще полагал, что краткость – сестра таланта. В одном предложении и извинился, и задал вопрос. Женщины любят короткие фразы, потому что длинные им понимать трудно.

 

Однако практика немедленно опровергла один из самых любимых постулатов мужского шовинизма.  

 

Шатенка вспыхнула, как только что заправленная спиртовка, и на весь автобус загремел её хорошо поставленный голос:  

-  Прежде чем сделать порядочной замужней женщине такие далеко идущие предложения,  вы бы сперва поинтересовались, нуждается ли она в ваших сомнительных услугах. И даже, предположим, что нуждается. Но нельзя же примитивно перескочить через фазы знакомства, ухаживания, привыкания, в конце концов. Такая приземлённость не делает вам чести, молодой человек.

 

Тут все начали выходить. Он понял, что это конец, то есть он понял что это конец маршрута: автобус пришел в парк. И он решил пойти на поводу у спиртовки, то есть, тьфу, у шатенки, и сказал:

- А не погулять ли нам для начала в парке?

- Вот, уже лучше. Вы не так безнадёжны, как мне сразу показалось,  - заметно подобрев отозвалась порядочная замужняя женщина. – Будьте кавалером: выйдите первым и подайте даме руку. Всему вас учить…

Кавалер чуть замешкался, огибая по-хорошему выдающийся бюст наставницы, сошел с подножки и подал ей, как научили, руку.

И в тот же момент дама упала на него, запнувшись об авоську соседки. Они лежали в луже, глядя вслед автобусу, и он размышлял, что все пока идет как надо.

-  Останетесь сверху? - спросил он, как всегда сразу беря быка за рога.

-  А вы удачно шутите. И главное, выбираете самое подходящее время, - нисколько не смущаясь двусмысленностью ситуации проворковала дама, устраиваясь поудобнее и перехватывая рога. – Вот и фаза знакомства наступила. Представьтесь, пожалуйста.  

-  Имярек, - представился он, как всегда на всякий случай представлялся всем женщинам, кроме жены. – А я с кем имею честь?

-  Имярек! - восхитилась дама. - Какое оригинальное, какое звучное имя! Я буду называть вас Яреком. Хорошо? А меня можете называть, как вам заблагорассудится – у шпионок нет подлинных имён – только агентурные псевдонимы или клички. Как содержательнице явочной и конспиративной квартир, мне положено даже два псевдонима и четыре клички. Я так во всех этих именах-псевдонимах-кличках запуталась, что забыла, как меня зовут на самом деле. Скажем, имя Некта вам  нравится? Вот Нектой меня и называйте.

 

С присущим ему чутьем, он понял, что разговор затягивается и уходит в сторону от главного.

- Послушайте, Некточка, - сказал он ласково, - мне кажется, мы уже достаточно хорошо знаем друг друга, чтобы пойти к вам, если у вас, конечно, кроме имени, имеется адрес.

- Да вы, я гляжу, проказник, - усмехнувшись сказала Некта. -   Повести вас к себе – это значит провалить явку. Вы ведь даже пароль не знаете, не говоря уже об отзыве. Но, если вы согласитесь, то я могу попробовать вас завербовать прямо сейчас.

- Давайте уж лучше пойдем ко мне, - испугался он. – Там-то вы меня и завербуете, или, скорее всего, я вас завербую. Возможно, даже не один раз. У меня как раз жена на даче, а больше пока вербовать некого. 

- Вижу, вижу -  вербальный аппарат у вас  приличный, - миролюбиво сказала Некта. – Я согласна. Поедем к вам и уже на месте я вас завербую или перевербую. А женщину с авоськой, которая вас ко мне подтолкнула, можете отпустить с миром – я её ещё в автобусе просчитала.

Ему было жалко отпускать женщину с авоськой. Во-первых, мешали чувства, поскольку он уже успел полюбить содержимое авоськи. Во-вторых, мешала нога, запутавшаяся в авоське. Но он взял себя в руки, как следует дернув ногой, и сказал женщине:

- Идите. Вы свободны.

Женщина ушла, а авоська осталась висеть у него на ноге, обещая приятное продолжение знакомства - ещё на инструктаже куратор ознакомил его с всеми тщательно упакованными в ней предметами всенародного потребления, но приказал пользоваться ими без излишнего азарта.

- Ну вот – наконец-то мы с вами остались вдвоём, если не брать в расчёт авоську, - Некта  плотоядно улыбнулась. – Фазу знакомства мы завершим прямо сейчас, закрепив её отменным брудершафтом. Что там позвякивает в авоське? Доставайте же поскорее.

В авоске позвякивали две бутылки водки и пара железных стаканов. Решено было использовать все, кроме стаканов.

 

Под конец второй бутылки Некта сказала:

- Не пора ли нам переместиться к вам домой?  А то я сегодня с утра, кроме водки, ничего не ела.

Нет! Нет и нет, - неожиданно запротестовал Имярек. – С места не сдвинусь, пока мы с вами не перейдём с «вы» на «ты» несколько раз туда, обратно и снова туда. Где обещанный брудершафт?

 -  Проехали, - решительно сказала Некта, и махнула рукой. - Считай, что мы уже на "ты". А то у меня сегодня еще куча дел: купить продукты, сделать уборку, установить парочку шпионских закладок. Брудершафт оформим по месту твоего жительства.

Имярек нехотя повиновался – встал, стряхнул с себя пустую тару и, понурившись, поплёлся вслед за Нектой в сторону своего дома. Вербоваться ему резко перехотелось: недооформленный брудершафт непостижимым образом перечеркнули всю привлекательность оперативного задания командования.

- Откуда она знает, где я живу? – меланхолично подумал он. - Ведь в правильном направлении движется.

Некта уверенно шла вперед, покачивая бедрами, размах которых составлял около полуметра вправо и двадцать сантиметров влево.

- Пусть пока полюбуется, - думала она про Имярека. – Жаль, я только забыла, где он живет. Ну, что ж, придется использовать интуицию.

 

Интуиция у Некты была отменная: она уже в детском саду безошибочно находила спрятавшихся от воспитательницы детей по одним только следам манной каши на полу.

 

Именно благодаря этой способности Некту ещё в детсадовском возрасте привлекли к оперативной работе. Однако на этот раз, основательно потрёпанная бурной  детсадовской и последующей активной деятельностью, интуиция дала сбой. Иначе и быть не могло – работа секссота (именно так – с двумя «с» посредине) приносила огромную радость, но и отбирала массу душевных сил. Кроме этой работы Некта на общественных началах выполняла обязанности профорга во ВШИ (Всемирный Шпионский Интернационал). На её хрупких, но элегантных плечах античной кариатиды лежала вся ответственность за правильное распределение льготных путёвок в самые элитные бордели мировых столиц.

- Дорогой Ярек! - резко переменив тон, вкрадчиво заворковала Некта, повернувшись всем, чем только смогла, к слегка поотставшему молодому человеку, - пора тебе стать наконец-то моим Сусаниным, и ввести меня в сладостные дебри своего жилища.

Имярек нетвердо пошел вперед, твердо сжимая в одном кармане ключи от квартиры, а в другом мусоля телефон жены.

-       Задёшево я себя не продам, - подумал он.   Если что, - сразу позвоню жене  и до подхода основных сил буду отбиваться  авоськой. Жена меня в обиду не даст. А можно и вообще дверь не открывать, сказать, что ключи потерял. Не будет же Некта меня обыскивать!  Хотя… Может, обвербовать её прямо на лестничной площадке, так сказать, совместить приятное с полезным?

На лестничной площадке ничего совместить не получилось, поскольку на ней со всем возможным комфортом расположился интеллигентного вида бомж, который в полном соответствии с законом парных случаев читал газету «Интеллигент». Извинившись и интеллигентно переступив через бомжа, Имярек и Некта просочились в уютную квартирку, со следами застарелого афроремонта. 

Имярек на правах хозяина принялся освобождать Некту от верхней одежды, но так увлёкся, что освободил почти от всей. Некта вовремя заметила некий беспорядок и вяло запротестовала:

-  Ярек, прошу тебя, не форсируй события и не бери меня приступом -  я не Днепр и не  Измаил. Я лучше. Ты в этом сможешь убедиться. Но сперва я должна выяснить, каковы  твои истинные намерения.

-  Каковы мои истинные намерения? – переспросил Имярек и задумался.

Подумать было о чем. Понятно, что намерение у него есть, и что это за намерение, совершенно ясно без объяснений, но раз она спрашивает, значит, ее интересуют какие-то другие дополнительные намерения. “Денег хочет!” – догадался он.

-   Нет у меня истинных намерений, - угрюмо сказал Имярек. – Давай так. 

-   Ну как же это «так»? Что значит «нет истинных намерений»? – искренне поразилась такой заземлённости Некта. –  Не хочешь же ты сказать, что помимо чистой физиологии, тебя ничего больше не интересует? Мне кажется, что ты не готов к той огромной радости, которую принесёт тебе наше, так сказать, взаимодействие в процессе вербовки. В конце концов задумываешься ли ты о конечной цели нашей связи? И в чём видишь её сверхзадачу?

 - Ты бы так и сказала сразу, что главное – сверхзадача! – обрадовался Имярек. Дело в том, что прежде чем определяться со сверхзадачей, надо сначала определиться хоть с одной задачей. На настоящий момент задача у нас такая: быстро завербоваться в постель, пока не вернулась моя жена. Как только  выполним задачу, будем определять еще и сверх, как нас учили на собраниях, посвященных выполнению планов пятилетки.

-  Не уходи в сторону от главного, - отпарировала  Некта. – без правильно поставленной сверхзадачи ничего у нас не получится. И ни твоё, ни моё руководство нас не поймёт.

Тут она призадумалась, загрустила, и продолжила:

- Знаешь что,  - давай поступим так: ты отключаешь все видеокамеры и жучки, достаёшь из шкафа ту тётку, которая таскала авоську и отправляешь её на часик в магазин. А я отпущу на время своего бомжа с «Интеллигентом». После этого я научу тебя правильной сверхзадаче.

- Это провал, - понял Штирлиц, он же Исаев, он же Имярек. – Радистка Кэт в шкафу жалобно застонала: “У вас прохудился славянский шкаф”. Интеллигентный бомж невнятно прошамкал из прихожей: «Шкаф, пардон, мог бы вас пережить…»  

И тут Имярек вспомнил свою сверхзадачу: проникнуть в уважаемый литературный журнал и напечатать в нем зашифрованное сообщение для Алекса на пяти страницах.

-  Садись, - сказал он Некте. – Пиши: “Все смешалось в доме Болконских…”

 -  «Все помешались ..., - древнепермской рунической тайнописью старательно выводила

донесение своему главному редактору Рут Вернер, она же Анна Чапман, она же Некта. - Наш лучший агент, Каренина Анна Аркадьевна, вместо того, чтобы как обычно заложить под рельсы взрывчатку, ценой собственной жизни выполнила приказ и сверхзадачу командования».

Слава героям сексуальных битв, павшим в борьбе! Авось!