Тема: Про белого бычка

 1. Автор: Налюша от 07.02.2013 12:56:31
Про белого бычка
 
(холодинамическая сказка)
 
 
     Однажды Творцов Николай Степанович, любовно называемый своими подчинёнными Творец, член-корреспондент Академии (вот не помню каких наук) и директор засекреченного НИИ, призвал к себе одного из своих многочисленных сотрудников и предложил ему новую тему для диссертации.
     Подчинённый, младший научный сотрудник Вадим Петрович, которого товарищи звали просто ВП, как-то уже был вовлечён в подобную работу. Сначала всё протекало нормально, исследования подходили к концу, но во время контрольных опытов, подтверждающих окончательный результат, что-то пошло не так. Тогда то ли солнце светило слишком ярко, то ли мороз был слишком силён… Короче говоря, ВП был не в ударе и посему его работа получилась малоинтересная, грустно-скучная, вязкая и сырая.
По секрету, от лаборантов ВП узнал, что Творец остался недоволен его изысканиями и оттого некоторое время не доверял молодому учёному ничего нового.
     На этот раз всё складывалось иначе. Был прекрасный весенний день, солнце светило приветливо и ярко. ВП позавтракал своими любимыми рогаликами с душистым маслом. Полупустой трамвай подошёл вовремя. И, что удивительно, ВП не проехал нужную остановку и пришёл на работу вовремя.
Короче, всё предвещало успех.
После встречи с Творцом, ВП бежал по длинному коридору с банкой элексира и папкой отправных данных под мышкой. Тут под ноги ему попалась чёрная кошка уборщицы Василисы Мефистофьевлевны. Сначала ВП испугался и оторопел – мол, не к добру это. Но потом весело перекрутился на одной ноге и сказал, успокаивая сам себя: "В таких тёмных и длинных коридорах все кошки кажутся чёрными".
Он нежно приласкал кошку и та, довольно зарокотав, заструилась по коридору дальше этаким индикатором суеверий под ноги другим научным сотрудникам.
     А ВП скоренько прибежал к себе в лабораторию, воткнул кипятильник в видавший многое мятый чайник с водой. Потом, погружённый в мысли о предстоящей работе, разложил на столе карандаши, линейку, листы писчей бумаги и ластик. И лишь тогда, окрылённый, чистый и вдохновенный, принялся за работу.
Во-первых, нужно было запустить вертушку, пропустить сквозь неё электрические разряды.
Во- вторых, установить капельницу-дозиметр с элексиром.
В-третьих, наблюдать, наблюдать… 
 
…  Сначала, как всем известно, был Хаос. И в этом Хаосе одновременно плавали, вертелись, скакали, ползали, неслись мириады всевозможных частиц которым было весело и грустно, хорошо и плохо, жарко и холодно. На какие-то тысячные доли микросекунд они соприкасались, сталкивались, ушибались. Им не хватало общего тепла, поэтому они мало что понимали. И неслись дальше, скакали, прыгали, чувствуя себя ужасно одинокими, хотя вокруг их было великое множество.
Но что-то незаметно менялось. При соприкосновении некоторым из частиц  захотелось вести себя иначе. Им вдруг понадобилось обсудить общие проблемы, посплетничать, послушать, что говорят другие, поспорить о политике и военном положении и, наконец, просто согреться.
Стало понятно, что, продвигаясь в общем направлении, они становятся ближе друг к другу. Образовались этакие кружки по интересам или точнее, танцевальные группы. И через энное количество времени всё превратилось в школу бальных танцев.
Одни приглядывались друг к дружке в летке-еньке, другие остервенело отплясывали гопака, третьи сладострастничали и извивались в румбе и танго, четвёртые изысканно и благородно кружились в вальсе.
     Среди всей этой неразберихи вдруг пронёсся вихрь. На какое-то время  частички замерли и в этом промежутке вдруг раздался истошный крик:
- НОГИ!
Это кричали те, кто, как говорится, думал ногами. Всё опять понеслось вскачь, только стало намного веселее, а по пространству неслось:
- НОГИ! РУКИ! ГОЛОВА! ТЕЛО!
И обозначилось что-то ещё, что шептало, смотрело, думало, слышало и сладострастничало.
Веселье всё разгоралось. Уже слышалось не истошное – "НОГИ!", а любопытное:
- Мы – НОГИ?
И утвердительное:
- Мы – РУКИ!
Кто-то восклицал:
- Я – всему ГОЛОВА!
И уже в повелительном наклонении:
- Я – ТУЛОВИЩЕ и на мне мои ордена".
     Ну, а дальше… Дальше...
НОГИ пошли. Шли они долго-долго, пока не зашли туда, куда Макар телят не гонял.
РУКИ гребли очень старательно, но всё как-то мимо.
ГОЛОВА на интуитивном уровне чувствовала, что ей не хватает царя и чего-то ещё.
ТЕЛО молчало. Оно уже знало, что ему для полноты счастья не достаёт чего-то такого, о чём нельзя громко говорить, и без этого самого оно какое-то ненасытно-бесполое. Правда, что такое голод оно догадалось, так как последний уже внутри сидел, а что такое пол – неизвестно. И где его искать и с каким кетчупом трескать – полная загадка.
При всеобщем недоумении создалась напряжённая обстановка, которую просто жизненно необходимо было разрядить. И тут то, что шептало, смотрело, думало, слышало и сладострастничало – раз! – и заняло свои места.
Голова ахнула и сказала Телу:
- Прикройся!
Тело застыдилось: прикрыться было нечем.
В это же самое время на Руки, пребывавшие где-то на середине мирового океана и пытающиеся в бесконечных медитациях постичь суть бытия, снизошло прозрение. Они быстро подгребли к нужному берегу, усвоив принцип "Спасение утопающих – дело Рук самих…" и прикрыли сладострастное, накормили голодное.
Правда, торчать на одном месте было малоинтересно, но пришлось подождать Ноги, которые на обратном пути всё-таки встретили Макаровых телят и заигрались с ними в догонялки.
     Тут веселье пошло такое осмысленное, что ни в сказке сказать, ни пером описать.
Ноги несли Тело куда Голова хотела. Руки брали то, что видели глаза и почёсывали тело, прихлопывали комаров, отгоняли мух. Их, кстати, сразу слетелось много множеств на этакое-то чудо.
Так промелькнуло несколько тысяч тысячелетий. А, может, протянулось два-три мгновения.
Всё было пройдено, схвачено, попробовано. Захотелось чего-то новенького.
Голова добросовестным массовиком-затейником тут же включилась в новую игру. Она гордо поднялась, подумала, взвесила все "за" и "против" и с достоинством произнесла:
- Я – ЧЕЛОВЕК! А это звучит гордо!
Затем, чуть пораскинув мозгами – благо теперь было чем раскидываться! – уточнила:
- И я – МУЖЧИНА!
Тут рядом, кокетливым и таинственным эхом отозвалось:
- А Я – ЖЕНЩИНА. И тоже – ЧЕЛОВЕК"…
     Уши как раз несли свою дневную вахту и как добросовестные пограничники понесли по инстанциям:
- Угроза государственному суверенитету!!!
Голове пришлось взять всё руководство на себя и воочию изучать  нарушителя спокойствия.
Она повернула теперь уже свой торс, раздвинула теперь уже своими руками приграничные кустики и уткнулась носом в нечто себе подобное, но в то же время совсем другое, жутко интересное, нежное и заманчивое.
Слегка оторопев, голова сообразила, что именно ей здесь делать совершенно нечего и решила передать это нежное и заманчивое на рассмотрение всем остальным членам.
Рассматривали долго…
Потом постановили - это нежное, заманчивое и интересное всё время держать в поле зрения, так как при взаимовежливых и обоюдоненавязчивых контактах можно почерпнуть друг для друга нечто новое, не похожее на то, что было раньше.
И чем дольше длилось собрание, тем становилось всё интереснее.
С собрания просто не хотелось расходиться. А если и были некоторые сладострастные расхождения, то они удивительным образом так спелись, что зазвучали громким слаженным дуэтом, позабыв о великом собрании.
Став вдруг серьёзными и почувствовав ответственность поставленной перед ними задачи, они тихо, при всеобщем одобрении, молча, по-английски, не прощаясь, удалились.
Пока они там у всех на виду и никого не видя, поглощённые своими серьёзными расхождениями  и схождениями распевали во все трубы Домского собора, остальные члены высокого собрания всё больше приходили к согласию.
И при всеобщем одобрении, под гром аплодисментов, переходящих в овации, фейерверки и салюты уже единой Галактикой постановили:
- Быть новой планете!
И произошло чудо, столь долгожданное. Чудо универсальное и выношенное по всем уровням. И имя ему было – ДИТЯ.
И было в нём немножко от Мужчины, а больше от Женщины. А самое чудесное, что оно было своим собственным. И имя у него было своё, собственное – Виктория.
 
…  - Победа!- на мгновение став акушеркой, закричал сидевший в своей лаборатории ВП, Вадим Петрович, о коем мы немного позабыли.
За блестящие результаты опыта он получил  полное одобрение и новую учёную степень.
Теперь он – старший научный сотрудник и секретарь-референт самого таинственного Творца.
Можно было приступать к новой работе.
Но теперь уже, как говорится, С БОГОМ…

 2. Автор: Глагол от 08.02.2013 8:22:38
Действительно, про белого бычка... Лена, я же в "Медведе и Ш" от лица товарищей попросил Вас ознакомиться с  Правилами сайта, облегчаю задачу: к Вам относится пункт 3.1, потрудитесь, пожалуйста, прочесть до конца. С симпатией, Глагол.


 3. Автор: Налюша от 08.02.2013 13:09:22
Прошу прощения. И правила читала, и к админу обращалась. Видимо, что-то не поняла. Ещё раз приношу свои извинения. А можно ли теперь этот "напортач" как-то исправить? Ну, стереть или перенести... Заранее благодарна. 

 4. Автор: дворник Степанов от 10.02.2013 23:15:29

Это мне меньше понравилось. Те, что попроще, были куда симпатичнее. (Разве что узналось новое слово  "холодинамика".  Из гугла. А сначала подумалось, что это про Деда Мороза )
Что касается портача  - все очень просто. Напишите Админу, да будет ему даровано долголетие, все как есть, мол хочу открыть тему для своего творчества, назвать ее так-то и в нее перенести все имеющиеся рассказы. А лишние темы, мол, закрыть. И будет сделано по Вашему велению, по админову распоряжению.
Удачи.