Тема: Грабиловка

 1. Автор: natashap от 28.12.2012 23:05:51

Товарищи Л. Вайсфельд, М.Юдовский, а также ненадолго примкнувшая к ним Н.Резник, давно хотели публично покаяться в совершенных преступлениях. Начали с ограблений, а дальше - как пойдет...

ГРАБИЛОВКА


Кондитерские, видел я воочию, 
Обычно грабят утром или ночью. 
А я их граблю, если делать нечего, 
Как правило, и днём, и поздним вечером.

Я в молодости грабил бакалеи.
Теперь не граблю. Хоть и сожалею.
Задор прошел и юношеский жар.
И, в общем, никудышным стал товар.

Когда-то грабил я дома терпимости,
Но только по большой необходимости.
И понял, что не очень многим нравится
В таких домах и трахаться, и грабиться.
 
Люблю я грабить пункты стеклотары,
С надеждою несбыточной и старой
(Надежду эту с детства я копил):
Что вдруг чего-то кто-то не допил.

Ограбил я Иосифа Кобзона:
Набрал магнитофонного музона -
Порадовать любимых стариков,
Ну, и еще двенадцать париков.
 

Я, помню, как-то грабил филармонии,
Однако не затем, что был корыстен,
А только ради внутренней гармонии
И жгучей жажды полнозвучных истин.

Я год назад охотился за клетками -
За стволовыми, - лишь для VIP-народа - 
Пришлось мне грабить роддома нередко,
Попутно ассистируя на родах.

Я изучал следы погибших рас,
Пускался в путь на поиски сокровищ,
А также был замечен, и не раз,
В роддоме при рождении чудовищ.

Сон разума давно меня сморил –
В родДуме уморительно посконной
Я наблюдал в среде  больших мудрил
Рождение чудовищных законов.

Однажды я ограбил депутатку
Одной большой чудовищной страны.
Забрал я у нее такую взятку,
Что лопнули карманы и штаны.

 
Я грабил расы. Грабил я и табулы.
Я грабил терры. Грабил и инкогниты.
Но я устал от этой гнусной фабулы.
Трещит мой разум, осознаньем кокнутый.

Я как-то раз ограбил телестудию,
Не одолев к прекрасному любовь.
Унес оттуда накладные груди я
И накладную брежневскую бровь.

Поэтов грабил я. Без заморочки
Отщипывал метафоры и рифмы.
Стихов моих блистательные строчки
Всегда волшебны и неповторимы.

Однажды я ограбила издателя,
Наворовала там литературы.
Который год ищу теперь читателя
Или приемный пункт макулатуры.

Я классиков ограбил авангарды,
С ножом и в маске шествуя по городу.
У Пушкина подтибрил бакенбарды,
А у Толстого скоммуниздил бороду.

Канализационные колодцы
Я граблю регулярно, методично:
В них задохнуться можно, наколоться,
Но после, правда, дышится отлично.

Я грабил бани - финские, турецкие,
Нарофоминские, замоскворецкие,
За что прослыл невиданным мошенником
И получил по морде банным веником.

Я грабил магазины и аптеки,
Как завещали древние ацтеки.
А опер говорит - не завещали,
Давай на выход, - говорит, - с вещами.

Я, грабя семьи, сам был поражен
Количеством большим неверных жён:
Они балдели, верность не храня,
И этим самым грабили меня.

Я грабил ПТУ, а также ВУЗы.
Однажды спер у ректора рейтузы.
Мне письма слал проректор по науке,
Прося вернуть украденные брюки.

В профессии устроившись шикарно,
На «дело» я беру ружьё и саблю:
Грабителей я граблю регулярно –
Поймаю где-нибудь и граблю, граблю…

Занятьем этим сердце укрепя,
Неписанных придерживаясь правил,
Я в подворотне подстерег себя
И, угрожая саблею, ограбил.

Себя и многих прежде грабил грубо, - 
Нажравшись водки чуть не до отруба.
Теперь я граблю трепетно и нежно,
Совсем не пью – и грабится успешно. 

Но стал доступен мыслям окаянным,
До сей поры в сознании закрытым:
От трезвости я сделался стеклянным
И, грабя, опасаюсь быть разбитым.

Я мню себя стеклом венецианским, 
Бокалом кьянти на столе у дожа,   
Творя разбой в венецианской маске.
Кассирши в трансе: «Б-же! Ну и рожа!»

Венеция - союз воды и стёкол.
Повсюду наблюдая отраженье,
Я этот город мысленно раскокал,
Ограбив не свое воображенье.

Я Путина ограбил как-то сдуру,
А также остров маленький Науру.
С тех пор в Науру голодают дети,
А Путин ничего и не заметил.
 

Горжусь – среди грабителей я первый
Решился грабить банки свежей спермы.
Пусть на меня и смотрит кто-то косо –
Размножиться не дал единороссам.

Здесь общее едва ли мы отыщем -
Я сперму детородную свою
Нуждающимся, жаждущим и нищим
Подобно Робин Гуду раздаю.

Алмазный фонд и Оружейную палату
Я часто грабил просто так, а не за плату.
А Третьяковку или Эрмитаж
Я грабил, иногда впадая в раж. 

Музеями мира не понятый,
Я грабил с охотой и волею.
И, кстати, Янтарную комнату
Искать не советую более...

Любил мне дед рассказывать истории
Про то, как грабил лунные фактории.
Те зёрна проросли и дали всходы –
Теперь я угоняю марсоходы.  

Я скромен - вы скромнее не видали.
Не посягнув на крупные субстанции,
Краду я только мелкие детали.
Но рушатся космические станции.

А вообще, в космическом масштабе,
Я, кадровый космический громила,
На нынешнем на жизненном этапе
Смотрюсь пока ещё довольно мило. 

Готов поклясться ротором и статором -
Я сгинул без ответа и привета,
Когда, гонясь за космоинкассатором,
Нечаянно привысил скорость света.

Тогда я остановлен был Создателем,
Предупреждён Им, чтоб опять не запил.
Ко мне Он оказался сострадателен,
А я, мерзавец, и Его ограбил.

Небесный гнев земного несуразней.
Запас долготерпения был выпит.
Творец послал мне вслед десяток казней,
Но промахнулся и попал в Египет.

Я в это время грабил там гробницу.
Точнее, - грубо грабил пирамиду,
И думал – пионерская «Зарница»
Гремит. А Он вот так срывал обиду…

Услышав, как чего-то там гремит,
Оставил я немедленно Египет
И прихватил одну из пирамид,
Упрятанную в параллелепипед.

Сенгурку как-то грабил я с Морозом –
Дедок ещё был крепок, свеж и розов.
И было мне неловко, что Снегурка
Подумает, что я обычный урка.

Когда страна, ограбленная властью,
Дрожит под нею, как морская рябь,
Русь к топору призвать легко - как «здрасте»:
 - Давай, народ, награбленное грабь!

Мне надоели наши заморочки
И наша склонность к мегаграбежу.
Сейчас закончу грабить эти строчки
И с грабежами напрочь завяжу.


Я, помню, как-то грабил филармонии,
Однако не затем, что был корыстен,
А только ради внутренней гармонии
И жгучей жажды полнозвучных истин.

 
Я год назад охотился за клетками -
За стволовыми, - лишь для VIP-народа - 
Пришлось мне грабить роддома нередко,
Попутно ассистируя на родах.

 
Я изучал следы погибших рас,
Пускался в путь на поиски сокровищ,
А также был замечен, и не раз,
В роддоме при рождении чудовищ.

 
Сон разума давно меня сморил –
В родДуме уморительно посконной
Я наблюдал в среде  больших мудрил
Рождение чудовищных законов.

 
Однажды я ограбил депутатку
Одной большой чудовищной страны.
Забрал я у нее такую взятку,
Что лопнули карманы и штаны.

 
Я грабил расы. Грабил я и табулы.
Я грабил терры. Грабил и инкогниты.
Но я устал от этой гнусной фабулы.
Трещит мой разум, осознаньем кокнутый.

 
Я как-то раз ограбил телестудию,
Не одолев к прекрасному любовь.
Унес оттуда накладные груди я
И накладную брежневскую бровь.

 
Поэтов грабил я. Без заморочки
Отщипывал метафоры и рифмы.
Стихов моих блистательные строчки
Всегда волшебны и неповторимы.

 
Однажды я ограбила издателя,
Наворовала там литературы.
Который год ищу теперь читателя
Или приемный пункт макулатуры.

 
Я классиков ограбил авангарды,
С ножом и в маске шествуя по городу.
У Пушкина подтибрил бакенбарды,
А у Толстого скоммуниздил бороду.

 
Канализационные колодцы
Я граблю регулярно, методично:
В них задохнуться можно, наколоться,
Но после, правда, дышится отлично.


Я грабил бани - финские, турецкие,
Нарофоминские, замоскворецкие,
За что прослыл невиданным мошенником
И получил по морде банным веником.

 
Я грабил магазины и аптеки,
Как завещали древние ацтеки.
А опер говорит - не завещали,
Давай на выход, - говорит, - с вещами.

 
Я, грабя семьи, сам был поражен
Количеством большим неверных жён:
Они балдели, верность не храня,
И этим самым грабили меня.

 
Я грабил ПТУ, а также ВУЗы.
Однажды спер у ректора рейтузы.
Мне письма слал проректор по науке,
Прося вернуть украденные брюки.

 
В профессии устроившись шикарно,
На «дело» я беру ружьё и саблю:
Грабителей я граблю регулярно –
Поймаю где-нибудь и граблю, граблю…

 
Занятьем этим сердце укрепя,
Неписанных придерживаясь правил,
Я в подворотне подстерег себя
И, угрожая саблею, ограбил.


Себя и многих прежде грабил грубо, - 
Нажравшись водки чуть не до отруба.
Теперь я граблю трепетно и нежно,
Совсем не пью – и грабится успешно. 

 
Но стал доступен мыслям окаянным,
До сей поры в сознании закрытым:
От трезвости я сделался стеклянным
И, грабя, опасаюсь быть разбитым.

 
Я мню себя стеклом венецианским,
Бокалом кьянти на столе у дожа,   
Творя разбой в венецианской маске.
Кассирши в трансе: «Б-же! Ну и рожа!»

 
Венеция - союз воды и стёкол.
Повсюду наблюдая отраженье,
Я этот город мысленно раскокал,
Ограбив не свое воображенье.

 
Я Путина ограбил как-то сдуру,
А также остров маленький Науру.
С тех пор в Науру голодают дети,
А Путин ничего и не заметил.

 
Горжусь – среди грабителей я первый
Решился грабить банки свежей спермы.
Пусть на меня и смотрит кто-то косо –
Размножиться не дал единороссам.

 
Здесь общее едва ли мы отыщем -
Я сперму детородную свою
Нуждающимся, жаждущим и нищим
Подобно Робин Гуду раздаю.

 
Алмазный фонд и Оружейную палату
Я часто грабил просто так, а не за плату.
А Третьяковку или Эрмитаж
Я грабил, иногда впадая в раж. 
 

Музеями мира не понятый,
Я грабил с охотой и волею.
И, кстати, Янтарную комнату
Искать не советую более...

 
Любил мне дед рассказывать истории
Про то, как грабил лунные фактории.
Те зёрна проросли и дали всходы –
Теперь я угоняю марсоходы.  

 
Я скромен - вы скромнее не видали.
Не посягнув на крупные субстанции,
Краду я только мелкие детали.
Но рушатся космические станции.

 
А вообще, в космическом масштабе,
Я, кадровый космический громила,
На нынешнем на жизненном этапе
Смотрюсь пока ещё довольно мило. 

 
Готов поклясться ротором и статором -
Я сгинул без ответа и привета,
Когда, гонясь за космоинкассатором,
Нечаянно привысил скорость света.

 
Тогда я остановлен был Создателем,
Предупреждён Им, чтоб опять не запил.
Ко мне Он оказался сострадателен,
А я, мерзавец, и Его ограбил.

 
Небесный гнев земного несуразней.
Запас долготерпения был выпит.
Творец послал мне вслед десяток казней,
Но промахнулся и попал в Египет.

 
Я в это время грабил там гробницу.
Точнее, - грубо грабил пирамиду,
И думал – пионерская «Зарница»
Гремит. А Он вот так срывал обиду…

 
Услышав, как чего-то там гремит,
Оставил я немедленно Египет
И прихватил одну из пирамид,
Упрятанную в параллелепипед.

 
Снегурку как-то грабил я с Морозом –
Дедок ещё был крепок, свеж и розов.
И было мне неловко, что Снегурка
Подумает, что я обычный урка.

 
Когда страна, ограбленная властью,
Дрожит под нею, как морская рябь,
Русь к топору призвать легко - как «здрасте»:
 - Давай, народ, награбленное грабь!

 
Мне надоели наши заморочки
И наша склонность к мегаграбежу.
Сейчас закончу грабить эти строчки
И с грабежами напрочь завяжу.


 2. Автор: Ежи Туманек от 29.12.2012 0:51:38
Читал, от белой зависти дрожа,
Воспоминания грабителей отважных,
Предусмотрительно записанные дважды -
На случай кражи или грабежа.

 3. Автор: Серафим Шестикрылый от 29.12.2012 2:13:53
В бою не отказал им парабеллум,
Не отказал потом и Ундервуд,
Но писано всё это белым мелом -
Грабители так долго не живут!

 4. Автор: natashap от 31.12.2012 1:02:20
Извините, что записано дважды. Дело в том, что

Мы записали это все три раза
(Не зря же нас бандитами зовут),
Кто третий экземпляр украл, зараза?
А также белый мел и "Ундервуд"?


 5. Автор: Серафим Шестикрылый от 31.12.2012 7:26:46
Как это всё, простите, примитивно -
Раз сам, мол, вор, то воры все вокруг!
Я б эту тему отпустил в пассив, но
Боюсь, она возникла здесь не вдруг.

Да, в мире есть феномен Робин Гуда.
Точнее, Худа - но не без добра.
Чужие вещи изымать оттуда,
Где их пытались спрятать шулера.

Итак, кусочек мела был изгрызен
На кальций секретаршей (на сносях).
А Ундервуд по многократной визе
Ушёл туда, где писан был Танах.

А с третим экземпляром - извините,
Его увёз в Уганду эшелон,
Где люди - кто в расстройстве, кто в гастрите,
Но белоснежный не купить рулон.

И хоть планида жулика шкодлива.
Рулетка - как-никак не Спортлото,
Всё получилось, в общем, справедливо.
Пусть ненадолго - ну а нам-то что?