Роман с продолжением, но без сюжета

Друзья. Людмилу и Руслана,
Героев славного романа,
Оставим Пушкину. А мы,
Устав от светской кутерьмы
(Ну там балы, приемы там,
Потом похмелье по утрам),
Дабы немного отдохнуть,
Пустимся в наш построчный путь
И познакомимся поближе
С героем, о котором – ниже.
Скажу лишь – звался он Евгений.
Сюда пошла бы рифма «гений»,
Но я давно на том сижу,
Что против правды не грешу.
 
Евгений был обычный малый,
Воспитанный, немного шалый,
Пил пиво с дворником в подвале,
(один раз даже водки дали),
Играл в «очко» на щелбаны,
Носил сверхмодные штаны,
Бывал нескромен с женским полом,
От увлечения футболом
Он перешел на преферанс,
Знал, что такое «ренессанс».
Ну словом, был по мере сил
Весьма неглуп и даже мил.
                   ---
Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог
(От зло- и просто потреблений),
Он мне сказал: «Смотри, Евгений.
Видать, опять открылась рана –
Хмелею с первого стакана.
Намедни не допил коньяк –
А это, братец, верный знак.
Ох, чую я -  представлюсь вскоре,
Навстречу северной Авроре
Звездою севера явлюся...
О чем бишь я? Ах, да – Маруся!
Супруга. В будущем – вдова.
Чтоб не болела голова,
Ты поживи здесь года три,
Да за старушкой присмотри.
Ну, посуди – расклад такой:
Тебе квартира, мне – покой».
 
И вот я здесь. А жизнь бежит
И мне уж не принадлежит.
 
Старуха – сущий вепрь в юбке
(Зимой - в пальто аль в полушубке)
Ее капризам нет границ.
Весь день – сплошной Аустерлиц!
Читать ей на ночь – что за блажь?!
Подумать только! (Входит в раж)
Какое низкое коварство –
Бежать в аптеку за лекарством!
Варить ей кашу! Без комков!!!
А я-то, я-то стал каков!
Так пресмыкаться, льстить, таиться –
Из-за жилплощади в столице!
В мои-то годы! О, майн готт! -
Вот так, с икрою бутерброд
Жуя, иль в мыслях представляя,
Сидя в пыли средь почтовЫх
(Пардон, читатель) отправлений,
Так думал молодой Евгений.
Когда ж избавлюсь от оков?
В деревню. К дядьке. В глушь. В Тамбов.
Как там? – Карету мне, карету!
Идет, садится за газету.
               ---
Очки, газета, кофе чашка
Иль рюмка (рюмочка, рюмашка) –
Не с водкой, что вы! – с коньяком
(В котором был он знатоком),
Настойкой  сладенькой, ликером.
Что там? Опять про прокурора?
Чего еще он натворил?
Ну обозвал кого-то рылом.
Как будто, правда мало рыл.
               ---
Ох, как наш быт еще далек
От европейского уюта.
И, словно в печке уголек,
В державе смутно тлеет смута.
И нелады опять с казной
(Конечно, жид тому виной).
И злой чечен средь синих гор
Опять отрыл войны топор.
И за границей неспокойно –
Ужо полез в святые войны,
Не отойдя от прошлых ран
Недавно битый басурман.
                  ---
О, ярость письменных баталий!
Скопец, лишившись гениталий,
И тот являл себя порой
Как сластолюбец и герой
На поле прозы и стихов
Под псевдонимом  Петухов.
 
Вот где столкнулись лед и пламень,
Хорват и серб, вода и  камень,
Старик и море, принц и нищий,
«Спартак» Ростов и «СКА» Мытищи,
Мороз и солнце, кот и пес,
Каренина и паровоз,
Погода, кухня, басни, сплетни,
Вчера, сегодня и «Намедни».
                  ---             
Но вот отложена газета.
Пришла, пришла пора обеда
И аромат горячих блюд
Внутри рождает неуют.
Так поспешим скорей к столу,
Свалив газеты на полу.
 
 Там,  дымной вольностью дыша,
Нас ждет молочная лапша,
Пюре картофельного горка,
Как золотистый на Майорке,
Иль на Ривьере, скажем, пляж.
К нему, конечно же, гуляш,
Что источая чудный дух
К себе влечет не только мух.
И, как утеха молодца,
Два малосольных огурца
Меж  хлеба черного горбушкой
И пива пенистого кружкой.
                 ---
Уже допит горячий чай
С куском подсохшим калача.
Теперь пойти прилечь – но нет,
Морфей не входит в наш сюжет.
Есть дело поважнее сна,
И это – он. А не она.
Потертый вид, сопливый нос.
Позвольте вам представить – пес
По кличке Тобик. Или Тоби.
Маразм и спесь в одной утробе.
Старухин баловень, позер,
Задирист, жаден и хитер,
Росточком с ящик для рассады –
Он вызывал скорей досаду,
Как все, подобные ему,
Но, непонятно почему,
К Евгению он был привязан.
(Отметить  это я обязан
В угоду Истине). Итак,
Герой, уже не натощак,
Выходит, хлопнув дверью гулко
С четвероногим на прогулку.
А там весна в разгаре полном
Свои накатывает волны.
             ---
Весна. Люблю я эту пору,
Когда, в окне раздвинув штору,
Впускаешь солнце поутру,
Свистя какую-то муру
(Ну, скажем, арию из «Тоски»).
Зимы далекой отголоски
Уже упрятаны в комод.
И шубы та же участь ждет.
А дождь, рассыпанным драже,
Идет, гудет.  И вот  уже
Длиннее дни, бессонней ночи,
На дамах юбки все короче ,
Что, безусловно, тешит глаз.
И вновь весна впускает нас -
Нелепых и смешных невежд -
На Праздник Тающих Одежд.
                   ---
Такие темы я, не скрою,
Люблю. Но перейдем к герою.
Вот он, с собакою бредущий,
(то ли ведомый, то ль ведущий).
Сквозь посвежевшие дворы,
И гомон местной детворы.
Весны небрежные узоры
Его притягивают взоры:
Людей поток неторопливый
И крик котов, и взгляд игривый,
И подростковых диких стай
Галдеж и нецензурный лай.
(Любви и выпивки полны,
Они несутся, как слоны,
По улицам, презрев ОМОН,
Под лозунгом: «Играй гормон».)
 
Так, очевидно, происходит
Круговорот весны в народе.
 
    Продолжение следует...возможно.

 1. Автор: Шпанская Муха от 24.12.2004 0:12:43
А когда продолжение?

 2. Автор: Next от 10.01.2005 3:16:26

Продолжения! Продолжения!!!