Бойцы жуют, покуда можно...

               * * *
Бойцы жуют, покуда можно,
И жир течёт по стали лат.
Мечи опять сокрыты в ножнах.
В чём дело? Просто город взят.
 
Сидит на почерневшей плахе
Пузатый ворон. Клюв разъят.
И трое делят две рубахи.
И розов снег. И город взят.

 
На старой площади соборной
Вновь будет слышен звук баллад.
Всё станет мирно, и бесспорно
Воспрянет жизнь. И город взят.

 
За честный взор огромна плата,
Когда в железе прёт парад,
Грешно, что раньше было свято,
И кукиш в небо! Город взят.

 
Но в доме тишина как вата,
Здесь под неслышный снегопад
Растут двухлетние ребята —
Им не забыть, что город взят.

 
А в новых текстах пусть историк
Восславит новых палачей.
Стал город темой для риторик.
Он взят. И все же он ничей.

 2004-2021