Сева на древо за вишней полез (пародии)

Сева на древо за вишней полез,
Сторож Матвей вынимает обрез.
Выстрел! Раздался пронзительный крик...
Сорок второй!? - ухмыльнулся старик


Р. Рождественский

Я сегодня до зари
Встану,
По вишнёвому пройду
Саду.
Здесь за вишней даже так
Рано
Лезут все, кому того
Надо.

Я спокойно заряжу
Ружья,
Разложу их справа и
Слева.
Ну иди же, раз тебе
Нужно,
Как тебя при жизни звать?
Сева?

Бьёт картечью по щекам
Впалым.
Сорок два уже я снёс?
Мало...
Звук затих и нет того
Парня.
Обещал он зря: "Вернусь,
Мама..."

С. Щипачёв

Полез ребёнок в сад за вишней,
Затих в ночи вишнёвый сад.
Тут мы с берданкой тихо вышли
И вновь — зарубку на приклад...

Ты прямо в глаз попасть сумей-ка,
Чтоб красный сполох на стене!
Стрельба — не вздохи на скамейке
И не прогулки при луне.


Е. Евтушенко

Здесь вишни хоть немеряно,
Но он стоял растеряно
И повторял мне шёпотом:
"А что потом? А что потом?"

Сближая прорезь с мушкою,
Я сделал Севу тушкою.
Засыплет вишня спелая
Сорок второе тело, на.


Б. Слуцкий

На деревья мальчик может лазить,
Но не хорошо, не высоко.
Цельтесь при закрытом левом глазе –
Это вам запомнится легко.

Пусть глаза от щуренья устали,
Даже и усталый взгляд – суров.
Вот и всё. А всё-таки мне жаль их,
Вишни не вкусивших пацанов.


И. Шкляревский

Два облака белых плывут по лазури,
Растёт изумительный сад.
И мальчик, который не пьёт и не курит,
В вишнёвый полез аромат.

А сторож, закончив играть на баяне
За дюнами, дёрнул затвор.
Шёл пятый десяток разочарований,
Где в жизни сплошной «невермор».

Не встретятся больше тот мальчик и вишня,
К нему село счастье спиной…
Ну что же поделать, раз так оно вышло
У вечной разлуки земной?


Н. Гумилёв

Завершив свою молитву Кришне,
Сева, пробежав сквозь васильки,
Влез в развилку плодоносной вишни,
К ягодам, похожим на соски.

Вот казалось – все давно уснули,
Но Морфей к Матвею не идёт.
Всё он занят отливаньем пули
Для того, кто вишню украдёт.

Выстрелил. Ботиночки слетели.
Сторож весел. Не его вина.
Дома ждет его в большой постели
Сонная и теплая жена.

С соком кровь смешалась под луною.
«Сорок два. Догоним же до ста».
…Ангелы дверь мальчику откроют,
Чтоб он начал с чистого листа.


А. Ерёменко

Вывинтить вишню из чернозёма —
Дырка останется с грязной резьбой.
Мальчик, куда ты? Послушай же, зёма,
Хочешь подняться в простор голубой?

Сторож Матвей вертикально-железен,
Палец гиперболой согнут в крючке,
Маленький сад, где забор бесполезен,
Словно «шестёрки» приход при «очке».

Пусть твой объект неопознан для Моти,
Всё ж ты им сбит, вот такие дела.
Для достоверности крикни в полёте,
Чтобы поверхность земли приняла.

Сторож ругнётся заржавленным матом,
Стрельнет контрольным и в избу уйдёт.
Станешь холодным ты, как трансформатор,
Что не в работе уже третий год.

Разве для тезы нужна антитеза,
Словно для неба комок-воробей?
Чтобы тебя замочил из обреза
В саде вишнёвом какой-то плебей?


Юнна Мориц

Кровь проливая в полёте солёную,
С жизнью уже не в ладах.
Падал он с вишни на землю взрыхлённую,
Словно на Мцхету звезда.

Не дорожа чьей-то жизнью задрипанной,
Сторож – не суд простаку…
Мальчик сопит среди вишни рассыпанной
Дырочкой в правом боку.

Д. Самойлов

Зудит двустволка у Матвея,
А Сева лезет одиноко,
Боясь, дрожа и леденея…
Всё это кончится жестоко.

Забор с засовом из железа,
А вот Матвей в десантной куртке,
Но грянет выстрел из обреза,
И пионер – лицом в окурки.

Сорок вторые, роковые,
Вишнёвые, пороховые…
Те, кто крал вишни наливные,
Так и остались молодые..


А. Галич

Мы поехали за город,
Чтоб испить живой воды,
А за городом заборы,
За заборами сады.

Вишни там и яблоки,
Бродит разный скот,
Сталинские зяблики
Кушают компот.

Мальчик Сева влез на древо,
Вертухай глядит в прицел.
Очень хочет он, чтоб Сева
Вниз на землю полетел.

Чтоб не мог он, вражина,
Вишню воровать,
Так уж тут налажено,
И не нам менять.

Я никогда не ел вишню прямо с дерева. Не умею. Не знаю, как это делается.

Когда я вернусь, в сад вишнёвый когда я вернусь,
И Страшным судом стану я вертухаю Матвею,
И вишни нарву, и раздам детям всё, что имею,
И сразу воспрянет от дрёмы замёрзшая Русь.
Когда я вернусь…


В. Кальпиди

Забора бетонного корни
С корнями сплетаются вишни,
Где два – это очень немного,
Но третий (тут пауза) лишний.

Шла пуля сквозь пальцы бурьяна,
И так было всё удивительно,
Что поздно читать Иоанна
Крестителя.

Мальчишка сады измочалил,
И сам был измолот в муку, и
Пусть сторож ликует отчаянно,
Но действует «талифа куми».

Кто пулю внёс в севино горло,
Как в ментик корнета Лермонта?
Прости мне, Челябинск, – припёрло…
Всё сказано мною без понта.