СНОВА ОН

                              Мишане
Был он красный и седой,
Не сочтите коммунистом,
Страсть питал к листочкам чистым,
Заполняя ерундой.

В дни, когда его башка
Сохла в сумраке застоя,
Средство он любил простое —
Три понюшки порошка.

Покраснев от суетни
И от принятой затравки,
Он слонялся в безрукавке,
Почесавши зуд мотни,

А потом в стакан вина
Наливал два литра спирта,
И не то чтоб это пил-то,
Просто двигался до дна.

Пару слов найдя всего,
Он опять бежал к бумаге,
Трепетали, словно флаги,
Все домашние его.

Лез за словом он в карман,
Завывал, как будто били,
Как собака Баскервилей,
Пробираясь сквозь туман,

Но пришел ему финал —
Он убил соседа Гену,
Потому что стуком в стену
Тот все рифмы разогнал.

Был недолог суд над ним,
Справедливы были власти:
За дверьми Бутырской части
Он свои закончит дни.

Хороши или плохи
Были судьи — это скрыто...
Среди смрада и бандитов
Он опять творит стихи.

И, пока ещё жива
Рожа красная в Бутырке,
На листок он шлёт слова,
Что нашёл на дне бутылки.