На злобу дня

Когда над Мира половиной 
зияла красная звезда, 
мой ротный брал дворец Амина, 
а я жалел, что опоздал...  

Вовсю с оранжевого клена 
ажурный лист слетал, кружа, 
когда я провожал Димона, 
когда я Дюху провожал... 

Костюмы Милтонз из Мадраса,
и на расходы два косых - 
бойцы кубинского спецназа, 
осенний питерский призыв:

Набили вещмешки потуже, 
билеты в зубы, и - не бе!


А я нисколько был не хуже
ни в рукопашном, ни в стрельбе! 

На крышу мог с соседней крыши
сигать не хуже, чем в кино, 
мог вместо двух гражданских высших 
иметь военное одно... 

Как вы тогда меня достали, 
и днями, и ночами, нах, 
мечты о подвигах, о славе, 
об иностранных орденах:

"С туземным крестиком на вые
и в шрамах с головы до ног
шасть - в командиры полевые!
А Гиркин - просто сосунок."

Но что, графу свою имея,
я мог увидеть на веку? 
Я был единственным евреем 
в гвардейском штурмовом полку,

И мне заказана дорога 
за тридевятые моря, 
за дивный тропик Козерога, 
о Раке, блин, не говоря... 

В Анголе, в Мозамбике, в Конго 
я тоже, тоже, тоже мог... 

Я тоже мог бы стать подонком... 
Не допустил еврейский Бог!


 1. Автор: Дядюшка от 09.10.2015 14:36:44
Очень, очень хорошо.