Любовь и колесо

У  Джорджа  есть двоюродный брат,

который обычно значится в полицейских

протоколах   студентом-медиком.  

Поэтому   Джордж  всегда 

выражается,  как домашний врач.

Джером Джером

«Трое в одной лодке…»

 

Если вы не верите в судьбу, значит, вы просто не были знакомы с моим другом Толиком.

В его жизни влияние судьбы было очевидно, как телеграфный столб, и эта очевидность опрокинула мировоззрение многих не до конца упертых материалистов.

Толику настолько упрямо и регулярно не везло в любви, что никакие другие объяснения, кроме злой фортуны, предложить было совершенно невозможно.

Посудите сами, высоченный молодой симпатяга, образованный и остроумный.

Папа – небедный и не скупой конструктор каких-то там сенокосилок среднего радиуса действия (так сам папа говорил). Так что, любимый сынуля и упакован был более, чем нормально.

Казалось бы - да?

Нет, врать не буду, прекрасный пол висел на Толике, как блескучие игрушки на новогодней ёлке.

Причем, в отличие от ёлки,  висел круглый год.

Беда в том, что сам Толик радовался этому празднику не больше, чем упомянутая ёлка, когда ее рубят в лесу.

К величайшему изумлению опять же упомянутых материалистов и, особенно, хорошеньких материалисток,  дружок мой ухитрялся влюбляться только в тех девушек, которые его обязательно бросали максимум через неделю.

И где он их таких находил – не представляю.

Оставьте, пожалуйста, в покое психоанализ и не беспокойте дедушку Фрейда.

Говорю вам - судьба.

Для полноты картины добавлю, что фортуну свою Толик терпел достойно - беззлобно и с юмором.

До поры до времени.

 

…Давно известно, что если вы по специальности компьютерщик, водопроводчик или врач, то звонящий поздним вечером телефон означает не только желание ваших знакомых узнать, как у вас дела.

Дела у меня были, спасибо, хорошо. А вот голос у Толика был нехороший, совершенно серый.

Поэтому я, со свойственной студентам-медикам решительностью, вызвал его в неотложные гости, нет, прямо сейчас, пока чайник не остыл, и варенье еще осталось.

Толик жаловался на грусть и бессонницу.

О причинах я не спрашивал, все как обычно.

Только вот в этот раз парень был в необычно сильном расстройстве чувств, маялся бессонницей третьи сутки, и выглядел, действительно, так себе.

Достала-таки судьба, зараза.

На мою лекарскую удачу, Толик отличался отменным физическим здоровьем, и, несмотря на душевные муки, хлеб с вареньем уплетал за обе щеки, и от горячего чая пропотел и разрумянился, демонстрируя прекрасное кровообращение.

Ну что ж, мой выход.

Как перефразировал один идиот-коллега - крутой лепила лечит все, что шевелится, а что уже не шевелится – расшевеливает и лечит.

Идиот-то он, конечно идиот, но когда вы всего на четвертом году посвящения в медицину, то она, родимая, кажется вам всесильной.

Как судьба и любовь.

И молодой тогда и скромный теперь автор этих строк, не колеблясь, попёр в единоборство.

-Так,- сказал я академическим тоном. – Мы недавно получили новое шведское снотворное. Безумно дорогое. За одну таблетку мне пришлось целую ночь трахать старшую медсестру.

Я тебе эту таблетку сейчас скормлю по великой дружбе.

Никому не говори, лекарство учётное, дело подсудное. 

Принимается этот препарат только один раз, повторный приём может вызвать привыкание, лекарственную зависимость.

Спать будешь здесь, у меня, под моим неусыпным наблюдением. Побочных эффектов у этого лекарства не зарегистрировано, но мало ли что...

…Огромная ядовито-желтая таблетка угрюмо лежала на куске вощеной бумаги таинственно и страшновато...

-Действие наступает сразу. Спать будешь крепко, десять-двенадцать часов.

Снов не будет. 

Но самое главное, в этом вся особенность лекарства, когда проснешься, настроение будет приподнятое, эмоции положительные, тонус отличный. Понял? В этом вся суть – приятное настроение, когда выспишься.

Всё, вот тебе стакан молока, запить.

Давай, прими таблетку. Закати колесо, как наркоманы говорят.

 

…Через двенадцать часов, тик в тик, Толик проснулся в обещанном прекрасном расположении духа и, бодро выгребая ложкой из банки остатки варенья, невнятно напевал услышанную где-то дурацкую медицинскую песенку

 

Что мне свищ, что мне гной,

Что аппендикс прободной,

Когда мои друзья со мной.

 

 Вероятно, в знак благодарности целителю и почтения к науке…

…А любая наука, как известно, занимается в конечной своей цели проблемами человеческого счастья.

Дашь, например, человеку таблетку импортного витамина С под видом чудодейственного  снотворного – он и счастлив. И спит спокойно, и настроение хорошее.

Называется это плацебо-эффект. Приёмчик, известный еще со времен Асклепия.

Обман, скажете вы? Что ж, может и обман.

А что такое горечи любви, как не раскрытия обманов и самообманов?

Неглупые древние врачи, кстати, рекомендовали лечить подобное подобным.

Если по латыни - simila similibus...

Дальше не помню, тот семинар по латинскому языку я прогулял.

Толик тогда позвал по бабам, и нужно было обязательно понаблюдать отдаленные результаты.


 1. Автор: Мишаня от 30.08.2014 21:47:58
Это - ностальгический порыв.
Это - хорошая проза!
И всё это - наш САНДРО!!!



 2. Автор: Sandro от 31.08.2014 0:19:29


 3. Автор: дворник Степанов от 03.09.2014 23:15:14

Чудесный рассказик, Сандро! Я его помню, ты его на переделку забирал. Только не помню, что именно переделал - он и тогда был хороший



 4. Автор: оторвыш от 14.09.2014 14:10:50
Прочитал с удовольствием. Спасибо!

 5. Автор: Димыч от 20.09.2014 13:31:15
И я. И тоже с удовольствием.