Живопись на пленере.

 
Колхоз располагался в деревне с простецким русским названием Ивакино.
Но, в приехавшем строить новый коровник стройотряде, студенты предпочитали иностранный прононс - И-фак-ино-о.
Студенты были филологами, и, как большинство советских студенческих общностей, состояли из свеженьких выпускников средних школ, при утвержденной вышестоящими инстанциями  доле дембилей советской армии.
Студенты не спеша брели к месту предстоящих трудовых подвигов, покуривали, и внимали древней, как винтовка Бердана, байке одного из бывших воинов доблестных инженерных войск.
-… Привезли нас туда строить, тоже, новый коровник, а насчет пожрать как-то упустили. Мы к председателю, так, мол, и так, есть хотим. Ну, тот и  прислал какого-то пьяного хлебопашца с живой коровой на веревке. Тот корову привел,  привязал к колышку и ушел. Типа, кушайте, братцы, на здоровье.
Корова травку щиплет, а мы на нее, как ее соседи по скотному двору, бараны, смотрим, только  не блеем.
Ее ж, прежде чем съесть, надо жизни лишить, а в нашем взводе все, как назло, горожане.
Шашлык пожарить еще туда-сюда, а о  процессе между коровой и мясом для шашлыка никто всерьез  и не задумывался никогда.
В общем, думали-думали, а потом применили солдатскую смекалку.
Привязали ей к рогам тротиловую шашку.
Привязали, походили вокруг, посозерцали. 
Корова-то здоровенная, а шашка маленькая. Привязали еще две.
Приделали бикфордов шнур подлиннее, подожгли и попрыгали в ближайший овраг.
А корова увидела болтающийся перед носом горящий шнур, испугалась, выдернула колышек из земли, и галопом прямо в родной коровник.
Тут шнур как раз догорел, и ка-а-ак хренакнуло!
Полкоровника – в небеса, вслед за половиной стада.  В общем, в тот колхоз солдат больше почему-то не звали.
…Проезжающий мимо актуального старого коровника трактор угодил в навозную лужу и обдал и без того грязную стену обильными брызгами бурой жижи.
До студентов, к счастью не долетело, и, когда они подошли ближе к коровнику, стена его была вся в причудливых потеках.
Долговязый тощий студент, споткнувшись о кучу закаменевшего строительного мусора, выбил из нее заскорузлую, со скошенной набок бородкой, малярную кисть.
-Это перст судьбы, – сказал студент и стал размазывать кистью потеки по стене.
Такие действия вызвали оживление среди публики, и многочисленные комментарии о поразительном соответствии выбранного колера окружающей действительности,  о безупречной классовой выдержанности будущего произведения, и…
Через некоторое время наступила тишина.
Стены больше не было.
Прямо от зрителей уходил к темнеющему горизонту вечерний водный простор,  окаймленный замершими камышами и едва заметной линией дальнего лесистого берега..
Озерная прохлада, покой и пронзительная сумеречная грусть.
Студенты молча созерцали воистину необычную картину.
-Диафания. – сказал кто-то из эрудитов через некоторое время.
-Чего?
- Диафания,  просвечивание божественного мира сквозь  наш, обычный.
- Разве может божественное просвечивать через говно?
- Сам смотри.
Студенты потоптались еще немного перед пейзажем, и пошли возводить первую стену грядущего  коровника.
Таковая была возведена, но, сложенная вдохновенными руками филологов, оказалась недостаточно материальной, и от дуновения ночного зефира рухнула, распавшись на ни что более не пригодные бесформенные куски.
Стройотряд  вскоре уехал в город и рассыпался на отдельные студенческие судьбы. 
Потом  развалился  Советский Союз, и канули в историю колхозы.
Но деревня по-прежнему называется  Ивакино.
Кое-где даже имеются  коровы.  
И среди бесчисленных необъятных  просторов России сохраняется также и широкий простор для творчества.

 1. Автор: Глагол от 04.01.2013 7:09:58
как всегда, глубоко философски... Только про пса Барбоса и необыкнвенный кросс - лишнее, я бы сказал. Разве, все действительно так и было. Но тогда увязать бы попрочнее эти две части...

 2. Автор: Sandro от 04.01.2013 7:19:10
Спасибо, согласен, буду переписывать.