Философия для Чайников

                                                                               Даос
                                                                      (драма-притча)

У слиянья рек Янцзы и Хуанхэ,
Неповинный ни в каком земном грехе,
Бритый налысо, в оранжевых штанах,
На горе сидел продвинутый монах.
 
Наблюдая мир с небесной вышины,
Он не просто так просиживал штаны.
Вне страстей, не восторгаясь, не скорбя,
Недеяньем совершенствовал себя.
 
Ни к кому не снисходя, он жил один.
И, под грохот камнепадов и лавин,
Безучастный к невозвышенным вещам,
Барабанчик свой молитвенный вращал.
 
Если ж вдруг кого-то камушком внизу,
Вдруг накроет - он не выдавит слезу.
Всё ему по барабану наверху.
Знай, твердит своё "ом мани падме хум".
 
Но однажды шевельнулся на заре
Мелкий камень... в его жёлчном пузыре.
И, покинув свой насиженный утёс,
В бренный мир побрёл даос, повесив нос.
 
Там внизу, в ущельи тёмном, под скалой,
Старый знахарь жил, не добрый и не злой.
Вёл себя он, грешным делом, кое-как -
Пил женьшеневку, курил табак и мак.
 
Рассказал больной целителю о том,
Как вдруг сделался он скорбен животом.
Хмурый лекарь растянул в улыбке рот
И беднягу взял в суровый оборот.
 
Экзекуции мучительной подверг.
Тот стонал, печально глядя снизу вверх.
Впрок пошёл ему женьшеневый клистир -
Под иным углом взглянул монах на мир.
 
Врач несчастного пропарил кипятком -
Треснул камень и рассыпался песком.
А иголками страдальца поколов,
Мастер молвил: Всё в порядке. Будь здоров.
   
Восседая на вершине, как орёл,
Светлой истины отшельник не обрёл.
Но нашел её, исполнившись скорбей,
И отверг девиз: "Не парься и забей".
 
Малый камешек, невидимый почти,
Очень вовремя попался на Пути.
И мудрец не возвратился на утёс,
Не ответив на незаданный вопрос....
 
Только вы неизреченную мораль
Не почувствовать сумеете едва ль,
Словно шило, утаённое в мешке
И хлопОк одной ладонью. По башке.

                           Наш просветленный корреспондент Чан Му-Дзы Нефритский