Мемуары

                                                                                                             Ключ
                                                                                         
Ключа не было. Веревка, на которой он висел, под одеждой нашлась, а ключа не было. Я прислонилась лбом к прохладной стенке и задумалась о том, куда мог деться ключ. Ключ у меня был здоровый - сантиметров 15 в длину - и тяжелый. Когда висел на шее, время от времени впивался в грудь. Когда же я перестала его чувствовать?
Может быть, когда по дороге домой врезалась во вращающуюся дверь овощного магазина? Из магазина выходил дядька. Внимательно на меня посмотрел. Я была в школьной форме и с портфелем. Меня качало. Дядька ничего не сказал и пошел дальше. Ключа, кажется, уже не было. Может быть, раньше, еще когда у Костика дома ко мне все время приставал друг Костика и говорил:
- Ну, что тебе, жалко, что ли?
 Друг был маленький и щуплый. Я его отталкивала, и он откатывался в угол комнаты. Я все хотела спросить, чего он, собственно, хочет, но от так быстро каждый раз откатывался в угол, что я не успевала. Кажется, ключа тогда не было.
Или когда Костик показывал нам свою коллекцию знамен? Он, оказывается, уносил из пионерской комнаты списанные знамена. Знамена списывали часто. Ими у Костика был завален весь пол. На одно знамя я легла. Другим меня накрыли сверху. Кто-то сказал:
- Поднимите ей веки.
Ключа вроде не было.
Или еще раньше? Когда играли в бутылочку, допив брагу… Целоваться было противно. От всех тошнило. Я вышла на лестницу. Ключа не чувствовала.
Или это было до того, в школе, на комсомольском собрании.. Катя Федорова, секретарь комитера комсомола, выпучивала глаза и вопила:
- Мы, комсомольцы восьмидесятых, должны быть достойны наших отцов и дедов!
У меня полилась кровь из носа, и я ушла с собрания.
Или утром, на НВП? Военруку не понравилось, как я вышла к доске. Он неожиданно рявкнул:
- Вернуться и пройти опять, высоко поднимая ноги!.
Я вернулась и стояла у парты. Все ждали, как я буду поднимать ноги. Мне повезло: военрук уже забыл, почему я стою. Сказал:
- Сесть и учить иерархию воинских званий!
Был ли ключ? Черт возьми, но ведь из дома-то я ушла с ключом!
Я устала стоять, с трудом оторвала лоб от стены и села на верхнюю ступеньку. Провалившийся в блузку ключ воткнулся мне в живот примерно в районе желудка. И тут меня наконец вырвало. 

                                                                                                                                               Наш заштатный вспоминатель Наташап